Жена-поветруля

Начинается сказка с одного министра. Был у него сын-забывала. Да такой, что выйдет из дома во двор и сразу забудет, где дверь.
А в остальном хлопец неплох был, талант имел ко всякому делу.
Стрелял метко и все просил отца отпустить его в лес на охоту. Министр не пускал сына, боялся, что заблудится. А Иосиф — так звали хлопца — до тех пор надоедал отцу, пока тот рукой не махнул — иди! Но вместе с Иосифом послал министр слугу, чтобы оберегал парня в лесу.
Пришли они в лес и увидели зайца. Иосиф вскинул ружье, застрелил зайца. И сам побежал за ним. А провожатый отстал.
И заблудился Иосиф в темном лесу. Слуга сколько ни искал, не смог его найти. Вернулся домой и рассказал министру, что так, мол, и так случилось.
Крепко опечалился старик — сын у него был один-единственный.
А Иосиф ходил по лесу и набрел на озеро, где купалось двенадцать поветруль.
Подкрался он, схватил платье одной из них и стал в сторонке.
Вышли девушки из воды, одиннадцать оделись, а двенадцатая увидала свое платье в руках у хлопца и стала просить:
— Отдай!
Иосиф не дает, пошел в лес. Поветруля — за ним, все просит платье ей отдать.
Долго они так по лесу бродили, наконец, вышли на опушку. Посмотрел Иосиф вдали стоит дом его отца. Пошел он домой, а поветруля за ним. Когда пришли, Иосиф вынул из сундука одежду своей сестры, дал поветруле, а ее платье спрятал и запер.
И стала девушка-поветруля женой сына министра. Хорошо они жили. Крепко стерег Иосиф свою жену-красавицу, ни на шаг не отходил, а ключ от сундука, где ее лесной наряд лежал, берег пуще глаза. Через год родился у них мальчик.
Иосиф подумал: «Теперь уже жена не сбежит в лес к своим сестрам».
Прошло пять лет. Раз пошел Иосиф со своей матерью в церковь, а ключ от сундука дома оставил. Вернулись из церкви, и видит Иосиф — нет на месте ни жены, ни сына. Спрашивает у соседей: не видал ли кто ее?
— Не видали,- говорят соседи.
Кинулся Иосиф к тому сундуку, где лесной наряд поветрули лежал, а сундук открыт и платья в нем нет. Понял забывала все, говорит отцу с матерью:
— Снаряжайте меня в дальнюю дорогу: пойду жену свою искать!
И пошел. Долго бродил по темным лесам, по высоким горам. Всех встречных зверей и зверюшек спрашивал, но никто из них не видел поветрули с мальчиком.
Раз встречает он серого волка.
— Волчок, волчок, ты меня не съешь?
— Нет,- говорит волк,- ты человек подорожный.
— А не знаешь ли ты, серый, чего-нибудь о такой-то и такой-то женщине-поветруле и ее сыне?
— Я не знаю,- говорит волк,- но, может, мой старший брат знает, сейчас его позову.
Завыл серый, и сбежалось волков видимо-невидимо. А последним приковылял старый хромой волк.
Серый всех опросил — никто из волков не встречал Иосифовой жены. А хромой говорит:
— Я знаю, где она. Живут поветрули в двенадцатом царстве.
Опечалился Иосиф — как туда дойдешь? Сжалился над ним хромой волк:
— Садись мне на спину. Я тебя довезу.
Иосиф сел на хромого волка, тот поднялся в воздух и понес его над лесами, над горами. Спустились они к подножью самой высокой горы. Там светилось два огонька.
Хромой волк говорит:
— Видишь огни? Это — две хатки. К правой не ходи: в ней живет баба и ее одиннадцать дочерей, а двенадцатая — твоя жена — в той хатке живет, что слева светится. Запомнишь? Туда и иди.
Иосиф сказал, что все точно помнить будет. Хромой волк убежал в лесную чащу, а забывала сразу все забыл.
Бродил он, бродил вокруг горы и вышел к бабиной хате. Постучал в окошко, баба открыла дверь и сердито говорит:
— Нашел меня, собачий сын! Думаешь, отдам тебе дочку? Толстое дерево хочешь свалить, да не знаю, срубишь ли: Вот придут мои дочери, среди них будет и твоя жена. Если сразу не узнаешь ее, станешь короче на голову. Подожди их там, за хаткой.
А хромой волк встретил в лесу поветруль и сказал жене Иосифа, что муж ее здесь. Побежала она вперед сестер, увидела Иосифа за хаткой, обняла, шепчет:
— Милый мой муженек, это злая баба заставила меня вернуться к поветрулям. Когда придут сестры и ты войдешь в хатку, я буду стоять второй от края справа. Запомнишь? Хорошенько смотри!
На этот раз Иосиф не забыл и угадал, которая из двенадцати поветруль его жена. А баба говорит:
— Еще не все! Где со своей женой жить будешь? Должен ты в одну ночь построить себе трехэтажный дом на утиной лапке. И чтобы вертелся он во все стороны. А от дома к моей хатке проложи хрустальный мост. Если мне захочется к вам в гости пойти, так чтобы посуху шла, ног не промочила.
Опечалился Иосиф, не знает, как быть. А жена-поветруля надела ему на палец свой перстень, говорит:
— Повернешь его влево, какой хочешь дом у тебя будет. А вправо повернешь дом развалится.
Вечером Иосиф повернул перстень влево, и вырос за ночь трехэтажный дом на утиной лапке, во все стороны вертится. А от дома лег к бабиной хатке хрустальный мост.
Утром баба смотрит, все сделано. И пошла она по хрустальному мосту в гости к дочери. Часто ходила, все за Иосифом и его женой следила.
А раз, когда баба крепко уснула, жена говорит Иосифу:
— Пойдем в твою державу.
Иосиф повернул волшебный перстенек вправо, дом на утиной лапке и хрустальный мост развалились, даже следа не осталось. Взял Иосиф жену и сына за руки, пошли они к его отцу-министру.
Проснулась баба, взглянула в окошко. Видит — нет ни палат на утиной лапке, ни моста. Не видно и дочери с сыном и мужем. Села баба на кочергу и пустилась вдогонку за беглецами.
Оглянулась жена Иосифа и говорит:
— Беда! Мать за нами гонится. Да ничего — ты, муженек, станешь озером, я гусыней, а наш сынок — гусенком.
Взмахнула поветруля своим платочком, и все стало так, как она говорила.
Прилетела баба на кочерге к озеру, увидела гусыню с гусенком, стала их к берегу подманивать.
— Гусочка, доченька, плыви сюда. Дам тебе подарочек. Подплыла гусыня ближе к берегу, а баба кинула ей золотой орешек:
— Съешь!
Но гусыня спрятала орешек под крыло и отплыла на средину озера. Баба опять манит ее:
— Гусочка, милая моя доченька, плыви сюда, дам подарочек для гусеночка.
Подплыла гусыня ближе к берегу, а баба кинула ей красное яичко:
— Сыночек твой голоден, покорми его. Гусыня и яичко спрятала под крыло, снова уплыла на средину озера.
Видит баба, что не обмануть ей дочери, махнула рукой, села на свою кочергу и полетела домой.
Иосиф с женой и сыном опять превратились в людей и пошли своей дорогой.
Приходят они в ту державу, где Иосиф родился. И говорит он жене:
— Ты с сыночком здесь, под буком, посиди, а я один вперед пойду. Соберу людей и выйду вам навстречу — пусть все видят, какую красавицу и какого сына-орла я домой веду.
А она говорит:
— Ты же — забывала. Отойдешь на три шага и о нас забудешь.
— Не бойся, я тебя никогда не забуду!
И пошел он вперед. А как пришел в дом своего отца-министра, сразу забыл и жену свою и сына. Никогда не вспоминал, что они у него были.
Отец с матерью посватали Иосифу другую девушку. Свадьбу играют. Гостей полон дом, пир горой.
А жена-поветруля раскусила тот золотой орешек, что баба гусыне бросила, и стала еще краше прежнего. Платье ее яркими звездами усыпано, и сама она светится, как звезда ночная.
Пришла на свадебный пир. Увидел ее Иосиф, но не узнал — все прошлое вылетело из головы забывалы. А красавица, как звезда, его к себе манит. Отошел Иосиф от своей невесты, поклонился жене-поветруле и начал с ней танцевать.
Невесте обидно стало. Как музыка смолкла, подошла она к поветруле и говорит:
— Красавица, продай мне свое платье.
А та отвечает:
— Я тебе его даром отдам, только позволь с твоим женихом поговорить.
— Разговаривай!
Жена-поветруля думала, что муж вспомнит ее. Но забывала долго с ней болтал о том, о сем, любовался ею, да так и не вспомнил, не понял, с кем говорит.
На другой день жена-поветруля разбила то яичко, что баба гусыне кинула, выпила его. И стала краше самого красного солнышка.
И опять Иосиф поклонился ей и повел на танец. Танцуют они, все гости любуются. А красавица и говорит:
— Эх ты, забывала! Как же ты смеешь на другой жениться, если у тебя жена и сын есть:
— Где же они? — спрашивает Иосиф.
— Погляди на меня получше, может, узнаешь!
И тут забывала все вспомнил. Крикнул музыкантам:
— Стойте! Не надо больше музыки.
Гости пошумели и разошлись. Отец невесты увез ее к себе домой. А Иосиф с женой-поветрулей до сих пор счастливо живут, если не померли.


Добавить комментарий