Сто братьев

Жили в наших горах муж и жена, а детей у них не было, и все они ссорились из-за этого. Так дожили до старости. И опять муж говорит:
— Эх, жена, нет у тебя детей!
В ту ночь приснилось жене, что в ее огороде расцвела прекрасная роза. И если ту розу сорвать, съесть ее семена, то обязательно будут дети.
Жена взяла и рассказала мужу свой сон, а тот рассердился.
— Э-эх, старуха! Кто бы это посадил в твоем огородишке такую розу?!
На следующую ночь опять приснился жене тот же сон, и опять муж накричал на нее.
И в третью ночь приснилось то же самое. И сказала она себе: «Эх, бабонька, все ты не веришь, что в твоем огороде — роза!»
Встала ранехонько и рассказывает мужу. А тот говорит:
— Ну, коли тебе все роза снится, пойди погляди.
Приходит баба в огород, а там — роза, да такая, что глядишь на нее — не наглядишься. Сорвала она розу, принесла в хату:
— Ну, видишь, снилась мне правда.
Разорвала баба цветок, а из него зернышки на ладонь посыпались.
Она кинула их в рот и съела.
Через год у бабы родился мальчик. А потом начала она рожать каждый год по хлопцу. И родила их двенадцать.
Испугался дед: как столько детей прокормить: И сбежал в другую державу.
Деда нет, а баба все хлопцев рожает. Родила уже девяносто девять! Люди в те времена жили долго — по триста лет!
Через год родился и сотый сынок. Спрашивают люди:
— Чье ж это дитя?
А одна древняя старушка и говорит:
— Да того деда, что сбежал в другую державу:
— Как же то может быть, коли мужа дома нет?
Древняя старушка рассказала, что дедова жена сто лет назад съела семена розы и с тех пор каждый год рожает сына.
И назвали сотого хлопчика — Ружа*.
Как прошел год, Ружа и говорит:
— Братья! Есть у нас сто крестных, и завтра должны они принести нам подарки.
Позвали братья крестных в гости. Сто крестных и сто крестников — много народу!
А тут как раз возвращается домой отец, который оставил их давным-давно, когда было братьев только двенадцать.
Жена сразу узнала своего мужа. Отозвала его в сторону и давай укорять:
— Ты ушел от меня, думал — пропаду. А я вырастила сто сыновей. Да это же сто легиней!
И говорит она хлопцам:
— Сыны мои дорогие, вот ваш отец. Тогда самый младший, Ружа, нарядил старика в чистую одежду, накормил, напоил и уложил на мягкую постель.
А когда дед отдохнул, Ружа подал ему железный посох, железные башмаки и говорит:
— Батюшка, берите эту палку, обувайте башмаки: Потом Ружа подал старику кожаные бесаги с деньгами и показал на дверь:
— Ну, батюшка, пора вам снова в путь-дорогу. Идите в ту сторону, где солнце заходит. Будете ходить до тех пор, пока не истопчете половину башмаков, не сотрете посох и половину денег не истратите. А уж тогда возвращайтесь домой.
Ушел дед. Исходил много земель, истоптал половину железных башмаков да стер половину железного посоха. Вернулся домой. И спрашивает его Ружа:
— Нашли вы, батюшка, что-нибудь?
— Ничего не нашел, сынок.
— Что ж, ложитесь отдохните.
А когда отдохнул дед, принес ему Ружа новый железный посох, новые железные башмаки и новые кожаные бесаги с деньгами.
— Батюшка, теперь ступайте в тот край, где солнце восходит. А когда истопчете железные башмаки наполовину, возвращайтесь.
Опять ушел дед. Идет через горы, леса и поля. Приходит в другую державу. И видит: человек пашет поле четырьмя волами, а девушка погоняет. А было это как раз в светлое воскресенье. Подходит дед поближе, кланяется:
— Человече, что же это ты работаешь в такой праздник?
— А сам-то что делаешь? Светлый праздник, а ты — в дороге.
— Да я потому в дороге, что у меня, сто сынов и должен я им жизни искать:
— А я потому пашу в светлое воскресенье, что у меня сто дочерей. И приходится мне много работать.
Ударили они по рукам:
— Так будем же сватами! Поженим наших детей.
Попировали, чем бог послал, и разошлись. Дед, у которого было сто сыновей, вернулся домой. Ружа спрашивает:
— Нашли вы, батюшка, что-нибудь?
— Нашел: Встретил я в том краю, где солнце восходит, человека, у которого есть сто дочерей. Ударили мы с ним по рукам, что поженим наших детей.
И рассказал отец сыну о пахаре, которого встретил в пути.
Ружа выслушал и говорит:
— Ну, батюшка, отдыхайте дома до самой смерти. Больше уже никуда не ходите: вы своих детей устроили.


Добавить комментарий