Как бедняк покумился с газдой

Жил себе один газда. Послал ему бог ребенка, и позвал газда бедняка в кумовья. А когда подошел сенокос, бедняк решил помочь своему богатому куму. Ясное дело, не за спасибо — газда обещал мешок кукурузных початков за день косьбы.
Начали косить, когда солнце еще и не показывалось на небосклоне.
— Поработаем, а потом и позавтракаем,- сказал газда.
Он-то был сыт, а у бедняка в животе словно кто пальцами кишки перебирает и под ложечкой сосет. Отстал бедняк от кума и все посматривает на дорогу: не покажется ли газдыня с завтраком.
Но вот она принесла полные бесаги еды. Кумовья положили косы, сели в холодок и начали завтракать. Газда торопит:
— Вставай уж, дорогой кум. Вечер не за горами, а луг большой — косить еще и косить.
Трудно бедняку оторваться от миски, а еще труднее встать — уморился человек, даже рубаха взмокла. Но встал, взял косу и пошел на свой загон. Машет косой, машет, старается, а сам приговаривает: «Заходи, солнышко, заходи».
Услышал эти слова газда и тоже начал шептать: «Не заходи, солнышко, не заходи». У бедняка ухо востро — долетели до него слова богатея.
И говорит бедняк:
— Ой кум, кум, оставь солнце в покое, а то оно станет совсем посреди неба.
Как стемнело, бедняк и говорит:
— Хватит, честный газда, на сегодня, смотри: уже и солнце пропало.
— Твоя правда, кум: солнце зашло. Но вышел его братик — ясный месяц:
Что мог ответить на это бедняк? Снова замахал он косой. Но скоро и жадный газда выбился из сил. «Теперь уж отдохну и досыта поем»,- думает бедняк. У них был такой уговор: на ужин вся семья бедняка к газде придет.
А у газды другое на уме: с покоса вернутся они поздно, жена бедняка с детьми не дождутся и уйдут домой, не солоно хлебавши.
Но не так было, как думалось. Голодные дети бедняка и до утра ждали бы ужина.
И дождались.
Газдыня подала на стол токан. С той стороны, где сидел муж, положила в миску брынзу, а бедняку и его детям — постный токан. Но бедняка бог умом не обидел.
Вот он и говорит:
— Была бы у меня сила, я солнце повернул бы вот так, и мы еще косили бы.
С этими словами повернул к себе миску той стороной, где брынза лежала, а постный токан — к газде. Не лезет постный токан в горло хозяина, но и миску поворачивать как-то неловко. А газдыня думала, что бедняк и его дети наелись, и подает на стол жареную курицу. Но пока газда проглотил тот чертов токан, бедняк управился и с курицей.
Пришла пора рассчитываться. Принес газда корзину кукурузы и сыплет в торбу бедняка, а она все пустая. Смотрит, к худой торбе пришит здоровенный мешок.
— Что это у тебя, кум?
— Это — братик торбы. Ведь мы договорились, что будем косить, пока солнце не спрячется за горой. А косили и когда вышел его брат — ясный месяц.


Добавить комментарий