Скорый гонец

В некотором царстве, в некотором государстве были болота непроходимые, кругом их шла дорога окольная; скоро ехать тою дорогою — три года понадобится, а тихо ехать — и пяти мало! Возле самой дороги жил убогий старик; у него было три сына: первого звали Иван, второго Василий, а третьего Семён — малый юныш.

Вздумал убогий расчистить эти болота, проложить тут дорогу прямохожую-прямоезжую и намостить мосты калиновые, чтобы пешему можно было пройти в три недели, а конному в трое суток проехать. Принялся за работу вместе со своими детьми, и не по малом времени всё было исправлено: намощены мосты калиновые и расчищена дорога прямохожая-прямоезжая.
Воротился убогий в свою избушку и говорит старшему сыну, Ива1гу:

— Поди-ка ты, мой любезный сын, сядь под мостом и послушай, что про нас будут добрые люди говорить — добро или худо?
По родительскому приказанию пошёл Иван и сел в скрытом месте под мостом.
Идут по тому мосту калиновому два старца и говорят промеж себя:
— Кто этот мост мостил да дорогу расчищал — чего бы он у Господа ни попросил, то бы ему Господь и даровал!

Иван, как скоро услыхал эти слова, тотчас вышел из-под моста калинового.
— Этот мост, — говорит, — мостил я с отцом да с братьями.
— Чего ж ты просишь у Господа? — спрашивают старцы.
— Вот кабы было у меня денег на век!
— Хорошо, ступай в чистое поле: в чистом поле есть сырой дуб, под тем дубом глубокий погреб, в том погребе множество и злата, и серебра, и каменья драгоценного. Возьми лопату и рой — даст тебе Господь денег на целый век!

Иван пошёл в чистое поле, вырыл под дубом много и злата, и серебра, и каменья драгоценного и понёс домой.
— Ну, сынок,—спрашивает отец,—видел ли кого, что бы шёл али ехал по мосту, и что про нас люди говорят?
Иван рассказал отцу, что видел двух старцев и чем они его наградили на целый век.

На другой день посылает убогий среднего сына, Василия. Пошёл Василий, сел под мостом калиновым и слушает. Идут по мосту два старца, поравнялись супротив того места, где он спрятался, и говорят:
— Кто этот мост мостил — чего бы у Господа ни попросил, то бы ему Господь и дал!

Как услыхал Василий эти слова, вышел к старцам и сказал:
— Этот мост мостил я с батюшкой и с братьями.
— Чего же ты у Бога просишь?
— Вот кабы было у меня хлеба на век!
— Хорошо, поди домой, выруби новину и посей: будет тебе хлеба на целый век!
Василий пришёл домой, рассказал про всё отцу, вырубил новину и засеял хлебом.

На третий день посылает отец меньшего сына. Семён — малый юныш сел под мостом и слушает. Идут по мосту два старца; только поравнялись с ним и говорят:
— Кто этот мост мостил — чего бы у Господа ни попросил, то бы Господь и дал!
Семён — малый юныш услыхал эти слова, выступил к старцам и сказал:
— Этот мост мостил я с батюшкой и с братьями.
— Чего же ты у Бога просишь?
— А прошу я у Бога милости: послужить великому государю в солдатах.
— Проси другого! Солдатская служба тяжёлая; пойдёшь в солдаты — к морскому царю в полон попадёшь, и много будет твоих слёз пролито!
— Эх, люди вы старые, сами вы ведаете: кто на сём свете страдает, того Бог наградит.
— Ну, коли уж ты захотел идти в царскую службу — мы тебя благословляем! — сказали старцы Семёну и обратили его в оленя быстроногого.

Побежал олень к своему дому; усмотрели его из окошечка отец и братья, выскочили из избушки и хотели поймать.
Олень повернул — и назад; прибежал к двум старцам, старцы обратили его в зайца.

Заяц пустился к своему дому; усмотрели его отец и братья, выскочили из избушки и хотели было изловить, да он назад повернул.
Прибежал заяц к двум старцам, старцы обратили его в маленькую птичку — золотая головка.
Птичка прилетела к своему дому, села у открытого окошечка. Усмотрели её отец и братья, бросились ловить; птичка вспорхнула — и назад.
Прилетела к двум старцам, старцы сделали её попрежнему человеком и говорят:
— Теперь, Семён — малый юныш, иди на царскую службу. Если тебе понадобится сбегать куда наскоро, можешь ты обращаться оленем, зайцем и птичкою — золотая головка: мы тебя научили.

Семён — малый юныш пришёл домой и стал у отца проситься на царскую службу.
— Куда тебе идти,— отвечал отец,—ты ещё мал и глуп.
— Нет, батюшка, отпусти, на то воля Божья.
Отец отпустил, Семён — малый юныш срядился, с отцом, с братьями простился и пошёл в дорогу.

Долго ли, коротко ли — пришёл он на царский двор, прямо к царю, и сказал:
— Ваше царское величество! Не велите казнить, велите слово вымолвить.
— Говори, Семён — малый юныш!
— Ваше величество! Возьмите меня в военную службу.
— Что ты! Ведь ты мал и глуп, куда тебе идти в службу?
— Хоть я мал и глуп, а служить буду не хуже других. Царь согласился, взял его в солдаты и велел быть принём.

Прошло несколько времени, вдруг объявил царю какой-то король жестокую войну. Царь начал в поход сряжаться; в урочное время собралось всё войско в готовности.
Семён — малый юныш стал на войну проситься; царь не мог ему отказать, взял его с собою и выступил в поход.

Долго-долго шёл царь с воинством, много-много земель за собой оставил; вот уж и неприятель близко — дня через три надо и бой зачинать.

В те поры хватился царь своей боевой палицы и своего меча острого — нет ни той, ни другого, во дворце позабыл. Нечем ему себе оборону дать, неприятельские силы побивать. Сделал он клич по всему войску: не возьмётся ли кто сходить во дворец наскоро да принести ему боевую палицу и острый меч. Кто сослужит эту службу, за того обещал отдать в супружество дочь свою Марью-царевну, в приданое пожаловать половину царства, а по смерти своей оставить тому и всё царство.

Начали выискиваться охотники; кто говорит я могу в три года сходить; кто говорит — в два года, а кто — в один год; а Семён — малый юныш доложил государю:
— Я, ваше величество, могу сходить во дворец и принести боевую палицу и острый меч в три дня.

Царь обрадовался, взял его за руку поцеловал в уста и тотчас же написал к Марье-царевне грамотку, чтоб она гонцу тому поверила и выдала ему меч и палицу. Семён — малый юныш принял от царя грамотку и пошёл в путь дорогу.

Отойдя с версту, обернулся он в оленя быстроногого и пустился словно стрела, из лука пущенная. Бежал, бежал, устал и обернулся из оленя в зайца; припустил во всю заячью прыть. Бежал, бежал, все ноги прибил и обратился из зайца в маленькую птичку — золотая головка; ещё быстрей полетел.

Летел, летел и в полтора дня поспел в то царство, где Марья-царевна находилась.
Обернулся человеком, вошёл во дворец и подал царевне грамотку. Марья-царевна приняла её, распечатала, прочитала и говорит:
— Как же это сумел ты столько земель и так скоро пробежать?
— А вот как,— отвечал гонец — обратился в оленя быстроногого, пробежал раз-другой по царевниной палате, подошёл к Марье-царевне и положил к ней на колени свою голову; она взяла ножницы и вырезала у оленя с головы клок шерсти.

Олень обратился в зайца, заяц попрыгал немного по комнате и вскочил к царевне на колени; она вырезала у него клок шерсти.
Заяц обратился в маленькую птичку с золотой головкою, птичка полетала немного по комнате и села к царевне на руку. Марья-царевна срезала у ней с головы золотых пёрышков и всё это — и оленью шерсть, и заячью шерсть, и золотые перышки— завязала в платок и спрятала к себе.

Птичка — золотая головка обратилась в гонца.
Царевна накормила его, напоила, в путь снарядила, отдала ему боевую палицу и острый меч; после они простились, на прощанье крепко поцеловались, и пошёл Семён — малый юныш обратно к царю.

Опять побежал он оленем быстроногим, поскакал косым зайцем, полетел маленькой птичкою и к концу третьего дня усмотрел царский лагерь вблизи.

Не доходя до войска шагов с триста, лёг он на морском берегу, подле ракитова куста, отдохнуть с дороги; палицу боевую и острый меч около себя положил. От великой усталости он скоро и крепко уснул. В это время случилось одному генералу проходить мимо ракитова куста, увидал он гонца, тотчас столкнул его в море, взял боевую палицу и острый меч, принёс к государю и сказал:
— Ваше величество! Вот вам боевая палица и острый меч, я сам за ними ходил; а пустохвал, Семён — малый юныш, верно, года три проходит!

Царь поблагодарил генерала, начал воевать с неприятелем и в короткое время одержал над ним славную победу.
А Семён — малый юныш, как сказано, упал в море. В ту ж минуту подхватил его морской царь и унёс в самую глубину.

Жил он у того царя целый год, стало ему скучно, запечалился он и горько заплакал. Пришёл к нему морской царь:
— Что, Семён — малый юныш, скучно тебе здесь?
— Скучно, ваше величество!
— Хочешь на русский свет?
— Хочу, если ваша царская милость будет.

Морской царь вынес его в самую полночь, оставил на берегу, а сам ушёл в море. Семён — малый юныш начал Богу молиться: «Дай, Господи, солнышка!»
Перед самым восходом красного солнышка явился морской царь, ухватил его и опять унёс в морскую глубину.

Прожил Семён — малый юныш ещё год в море; сделалось ему скучно, и он горько-горько заплакал.
Спрашивает морской царь:
— Что, али тебе скучно? Хочешь на русский свет?
— Хочу, ваше величество!

Морской царь вынес его в полночь на берег, сам ушёл в море. Семён — малый юныш опять со слезами начал Богу молиться: «Дай, Господи, солнышка!»
Только чуть-чуть рассветать стало, явился морской царь, ухватил его и унёс в морскую глубину.

Прожил Семён — малый юныш третий год в море, стало ему скучно, и он горько, неутешно заплакал.
— Что, Семён, скучно тебе? — спрашивает морской царь.— Хочешь на русский свет?
— Хочу, ваше величество!

Морской царь вынес его на берег, сам ушёл в море. Семён — малый юныш и говорит:
— Солнышко, покажись, красное, покажись!

Стал Богу молиться. И солнце осияло его своими лучами, и уж морской царь не смог больше взять его в полон.
Семён — малый юныш отправился в своё государство; оборотился сперва оленем, потом зайцем, а потом маленькой птичкой — золотая головка; в короткое время очутился у царского дворца.

А покуда всё это сделалось, царь успел с войны воротиться и засватал свою дочь Марью-царевну за генерала-обманщика.
Семён — малый юныш входит в ту самую палату, где за столом сидели жених да невеста.

Увидала его Марья-царевна и говорит царю:
— Государь-батюшка! Не вели казнить, позволь речь говорить.
— Говори, дочь моя милая! Что тебе надобно?
— Государь-батюшка! Не тот мой жених, что за столом сидит, а вот он — сейчас пришёл! Покажи-ка, Семён — малый юныш, как в те поры ты наскоро сбегал за боевой палицей, за острым мечом.

Семён — малый юныш оборотился в оленя быстроногого, пробежал раз-другой по комнате и остановился возле царевны.
Марья-царевна вынула из платочка срезанную оленью шерсть, показывает царю, в коем месте она её срезала, и говорит:
— Посмотри, батюшка! Вот мои приметочки.

Олень оборотился в зайца. Зайчик попрыгал-попрыгал по комнате и прискочил к царевне; Марья-царевна вынула из платочка заячью шерсть.

Зайчик оборотился в маленькую птичку с золотой головкою. Птичка полетала-полетала по комнате и села к царевне на колени; Марья-царевна развязала третий узелок в платке и показала золотые перышки.

Тут царь узнал всю правду истинную, приказал генерала казнить, Марью-царевну выдал за Семёна — малого юныша и сделал его своим наследником.


Добавить комментарий