Рога

Были три солдата на службе; один из них унтер-офицер. Они втроем согласились не служить больше: «Прямо куда-нибудь уйдем». — Потом они ушли трое.

Была одна заимка, тут жили старик со старухой, и было у них три дочери. К ним и зашли солдаты. Хозяева угостили их и потом зачинали играть в карты. Унтер-офицер выиграл все деньги у старика. Легли спать; хозяева положили с солдатами спать и трех своих дочерей. Утром встали и опять зачинали играть в карты. Старшая дочь выиграла у унтер-офицера все деньги обратно; у него денег не стало, и солдаты собрались уезжать.

При прощании старшая дочь подарила унтер-офицеру шинель, середняя дочь подарила одному солдату кисет для денег, малая дочь подарила третьему солдату палку. Солдаты все трое ушли.

Стали на дороге смотреть кисет: что он; как трясет, все деньги прямо. Потом середний стал смотреть тросточку; как махнул палкой, все солдаты появились около него, много солдат. Положили палку; стали смотреть шинель; кто наденет шинель, того не видно.

Попал им какой-то большой город. Зашли в город, нашли квартиру. Младший солдат пошел за хлебом. Ждут, ждут его, не дождутся; не знают, куда ушел. Середней ушел его искать. Остался один офицер; ждет, ждет их — нету. Пошел искать их; кисет и трость, и шинель — все с собой взял. Товарищев не нашел.

Какая-то девка ему попалась. Стали в карты играть. Офицер у ней все деньги выиграл. Девка пошла за деньгами; деньги притащила; играет, играет, все деньги у офицера выиграла. Не стало у офицера денег на руках, достал он кисет, кисет трясет, деньги берет. Играет, опять деньги обратно выиграл. У девки деньги кончали.

Девка говорит офицеру: «Дай мне кисета: такой же кисет я сошью и завтра тебе принесу», — говорит. — Солдат отдал; девка ушла домой. Сшила девка такой же кисет и отдала солдату тот, которой сама шила, а солдатов кисет оставила у себя. Пришла опять играть с солдатом; выиграла у солдата все деньги. Солдат играть не стал; кисет в карман положил и ушел домой.

Не стало у солдата денег; трясет, трясет кисет, денег нету. — «Наверно, девка другой кисет мне отдала, не мой, наверно, этот!»

Нашел девку. Та говорит: «Нет, это, — говорит, — (у меня) мой кисет, что я сшила, твоего я не брала». (А сама опять новый кисет сшила, такой же, и держит у себя.) Ну, ладно. Опять играть стали в карты. У ней офицер опять все деньги выиграл. Девка ему говорит: «Ну, офицер, ты давай мне шинель: я такую же сошью, завтра тебе принесу; мне такую же шинель надо бы». — Офицер отдал ей шинель; она унесла домой, новую шинель такую же сшила, офицеру эту новую отдала. — «Вот тебе шинель. Я сама пойду за тебя замуж, бери меня». — «Возьму, — говорит, — давай пойдем гулять».

Пошли вместе гулять. Девка спрашивает его: «Это какая трость? Через нее что-нибудь строится или нет? Я посмотрю». — «Нет, ничего не строится. Нельзя держать тебе в руке». — «Ну, — говорит: — я замуж за тебя пойду, а ты жалеешь палку мне показать!» — «Ну, бери, — говорит, — смотри!» — Девка палку взяла, махнула — явилось много солдат: «Что прикажете, барыня?» — «Вот рядом со мной сидит солдат, вытолкай его! Не надо, — говорит, — нам!» — Они вытолкали. Девка ушла сама домой.

Офицер остался один прямо босиком, безо всего. Попался ему сад; там были яблоки. Одно яблоко взял и ел, и стал козёл. Лежит козёл, лежит, лежит. Взял еще одно яблоко, съел, стал человеком, опять такой же человек.
Стал он собирать яблоки; набрал две корзинки: одну корзинку одной породы, другую — другой.

Ушел в город, где живет девка, туда. Яблоки продает, по улицам гуляет. Из того дому, где живет девка, кухарка вышла к нему: «Что вы продаете?» — «Яблоки. Яблок у меня хороший: как ешь, станешь басинькой». — Один яблок он продал; его съела кухарка, стала хорошая.

Кухарка сказала девке: «Вот я купила яблоков, хорошая стала. Не купишь ли?» — «Ладно; надо, — говорит, — купить». — Пришла; ей солдат продал плохих яблоков, тех, от которых станешь козлом. Купила да съела, и стала козлом.

Солдат продал да ушел.

Потом опять пришел. Там, где живет девка, рядом ли, напротив ли, квартиру нанимал; заезжал. Чай пьет. Хозяин говорит ему: «Вот, какой-то человек продал яблоко; у соседа девка купила, стала козлом; не знай, какой яблок ему попал, лежит», — говорит. — Офицер сказал: «Я лечить ее стану; вылечу, опять девкой будет». — Хозяин сам пошел к соседу, сказал ему: «Такой-то человек лечить хочет твою девку». — «Ладно, — говорит, — пускай сюда придет, лечит».
Пришел к нему солдат. Хозяин сказал: «Лечить станешь?» «Станем». — «Как станешь лечить?» — «Баню ты топи; кругом бани пусть музыка играет». — Баню топили; полная музыка пришла. Завел он в баню козла, потом сам заходит. Прямо бьет козла; козел кричит, тот бьет.

Офицер спрашивает хозяина: «У твоей девки была шинель, был кисет, была трость, ты тащи сюда, а то не лечится», — говорит. — Тот все тащил. Зачал офицер тем яблоком кормить, от которого хорошими становятся; как яблоком кормил, стала хорошая девка.

Из бани вышли. Хозяин стал угощать его. Угостил, потом сказал: «Бери у меня девку, у меня никого больше нету. Я много ли проживу? Старик, умру скоро. Бери», — говорит. — Офицер сказал: «Ну, ладно». — Обвенчали.


Добавить комментарий