Про Францеля

Францель жил у царя. За свою красоту получал он 12 раз в год из банку — сколько он умеет взять (уму у него не было). Францелю это сделалось не довольно; стал у царя проситься: «Я желаю еще по белому свету погулять». — Царь на то ему сказал: «Францель, чем ты еще недоволен от меня?» — «Ваше Царское Величество, желаю, однако; хуже себе получу, а все-таки схожу погуляю по белому свету!» — «Если не поглянется, Францель, чужая сторона, воротись ко мне опять на житье!»
Францель с царем простился, пошел трактовою дорогою. Идут два молодца; он их догнал, с ними поздоровался. Молодцы сказали: «Куды, молодец, ходил?» — «Я жил у царя; за свою красоту получал 12 раз из банку сколько мне влезет; меня зовут Францелем». — «Да, и мы проживались в протчих городах, получали жалованье большое; захотелось и нам погулять». — «Так вот пойдемте, братцы, все трое: где не найдем ли местечко хорошее?» — Назвались братцами. Своротили они в сторону, не трактовой дорогой.
Станцию они прошли порядочную, есть захотели, а у них хлеба ни у которого нет. Францель на то сказал: «Я человек хилый, дюжить не могу; давайте жеребий кинем: которого из нас из троих выпадет есть». (С хорошей-то жисти!) — Тряхнули жеребий, а жеребий выпал на Францеля — есть. Братьи говорят: «Францель, мы не будем тебя губить: может, из-за твоей красоты и мы будем с тобой хорошо жить?» — «Пойдемте вперед!» — Проходят они станцию. У Францеля ноги нейдут. — «Братцы, давайте опять жеребий тряхнем: на кого выпадет?» — Во второй раз поуважили его, бросили — опять на него выпал, на Францеля. «Нет, все-таки не будем, хоть под руки тебя поведем! Может быть, где-нибудь селение будет! Все-таки пропитал будет».
Проходят они третью станцию. Нечаянно — стоит дом хороший. Заходят в этот дом, отворяют ворота, заходят во дворец. У поратнего крыльца стоял дежурный и спрашивал: «Откуль? Какие молодцы?» — Они с ним и не разговаривают: есть захотели шибко. Отворяли двери, заходили в их дом; нашли белого хлеба и там вари всяческой нашли, начинают есть. Пища была хорошая; наелись они как требно быть. Францель говорит, что «нужно выйти из этого дома теперь нам!» — Выходят они из этой комнаты во дворец, а во дворце такая изба особенная есть. Францель говорит, что «давайте зайдемте в эту избу, приотдохнемте маленько!» — Расположились в этой избе спать.
Те уснули, а Францель не спит. Не через много время прилетают в этот дом три девицы. Дежурной девицам говорит, что «у нас в доме сегодня похитка: явились к нам три молодца; из них из троих один был очень красивый». — Девицы сказали: «Где же они теперь?» — «А они вон в той избе спят». — Девицы: «Поди, дежурный, веди их всех сюды: мы спросим, какие люди». — Дежурный приходит, Францель не спит. — «Братцы, хозяева вас требуют на совет!» Разбудил Францель своих товарищей, и пошли все трое к девицам.
Приходят все трое, с ними поздоровались. Девицы спрашивают: «Откуль вы, молодцы, явились сюды?» — Францель об себе обсказывает: «Я был у русского государя, получал 12 раз в год из банка, сколь мне угодно взять будет, денег — за свою красоту; захотелось мне по белому свету походить и натакался теперь на ваш дом вот я!» — Также и эти молодцы сказали: «Он нас пригласил, мы пришли в ваш дом все трое».
Девицы сказали: «Вы зовите нас женами, а мы вас будем звать мужьями; с нами вместе спать, а худых речей не выражать! Худые речи кто выразит, тогда мы вас не будем здесь держать, выгоним отсюдова!» — То они согласились; с тем и записи сделали. Пожили они три года. Через три года сели завтрикать, а один из них и говорит: «Сёдни моя жена прибудет повёчеру, я с ней блуд сотворю». — Францель на то сказал: «Брат, когда выразил худые речи, сам и отвечай за это!»
Тогда у них моленье не пошло в дело. (Они на моленье улетали, ихи жены.) Прибыли они домой. Францелева жена отвечала: «Милый ты мой муж Францель, скажи ты мне: кто мог из вас худые речи выразить?» — Францель сказал: «Вот этот брат мог выразить худые речи; а отвечать я за него не буду». — Девицы сказали: «Теперь отправляйтесь, куды знаете! Теперь вас не надо нам!»
Францелю жена дала в гостинцы кошелечек. А вторая жена сказала: «Ты мне не выразил худые речи, так я тебе дам кафтанчик». — А третья сказала: «Ты мне худые речи выразил, я тебе ничего не дам, никакого гостинца!» (А гостинцы ихи дорогие!) То они распростились с ними, отправились. Только вышли на дворец, а большая сестра из них и говорит: «Что же, сестра, хотя он выразил худые речи, все-таки с тобой не сделал ничего; подари своего мужа!» — То выскочила она на дворец, скричала своего мужа: «Вот тебе, муж, получи от меня трос! Не осердись, что я тебе сперва не подарила!»
Тогда они шли все трое дорогой. Захотелось Францелю свой кошелёк узнать: к чему этот кошелёк? Францель приотстал немного, развязал кошелёк, тряхнул его, и повалилось серебро. Францель клал в кошелёк и собрать не может, оставил и серебро тут, отправился товарищей нагонять. Догонял, идет, и захотелось ему узнать (был выдумщик), у товарища что за кафтанчик сдействует? — «Товарищ, дай-ка мне своего кафтанчику, я что-то приозяб». — Францель надел этот кафтанчик, братья не стали его и видать в этом кафтанчике (кафтанчик-невидимка). Францеля стали кричать и глядеть, а Францель идет среди них и улыбается, что не видят в им, в этом кафтане. (Вот воровать можно ходить!) Францель скоро кафтан снимал, тогда они его увидели. — «Ах, мы думали, что ты куды от нас ушел!» — Передал он кафтанчик брату.
Захотелось у другого брата трос попросить. — «Дай-ка мне бадажочка, что-то я приустал, поупрусь!» — То он приотстал от них немного, тростью махнул в сторону — вышел полк солдатов, в другую сторону махнул — вышел другой полк солдатов; махнул он тростью кверху — никого не стало, трость одна в руках у него! — «Ну, штука хороша!» — говорит.
То он передал только товарищу, едет трактом ямщик. Францель сказал: «Братцы, вы идите этим трактом, а я доеду до городу, вас дождусь!» — Ямщик сверстался, Францель и говорит: «Ямщик, вези меня по пути до городу, я тебе заплачу за прогоны!» — То ямщик его посадил, привез в город. Ямщику Францель сказал: «Что тебе — денег али водки надо?» — «Мне подай водки!» — Заходит он в питейное заведение и говорит целовальнику: «Лей четверть!» — Целовальник: «Подай деньги!» Он живо кошелёк свой развязал, тряхнул, и навалилась целая копна серебра. Целовальник кричит: «Довольно, будет!» — То целовальник налил четверть, денег, сколь требно быть, взял, «а оставши мне не надо!» — сказал. Он кучера скричал: «Бери четверть и вот сколь угодно денег бери тут оставши!»
Идет после этого Францель городом; доходит до эдакого дому; дом оценивают. Приезжают к этому дому ценить три раза; выезжает третий раз ценить сам государь. Царь с Францелем поздоровался, а Францель царя спрашивал: «Что такое это у вас?» — Царь: «Вот, третий раз выехали дом оценивать, а оценить его не можем, что он стоит». — А Францель: «Ежли что вы желаете, оцените, я заплачу; я желаю скупить его». — «Навали до нижних окон вокруг этого дому серебра, тогда дом будет твой и все, что в нем есть, все будет твое!» — Францель был на то согластен. Сказал: «Мне подайте лестницу на крышу залезти!» — ТоФранцель залезал на крышу, развязывал кошелек, тряхнул — и с одного боку навалил; с другого заходит. Навалил Францель со всех четырех сторон, повалилось серебро в окны. Царь кричит, что «довольно, Францель, будет!» — То Францель приказал: «Деньги эти убирайте, дом мой теперь!» — Царь дивился этому делу, где он столь серебра мог взять?
Францель приказал кучеру запрекчи карету: «Поезжайте трактом! Попадут вам два молодца трактом, вы везите их сюды!» Очень кучер скоро карету запрягал; выезжает за город: сидят два молодца на трактовой дороге; подъезжает к ним. То подъезжает кучер к молодцам и говорит, что «вы францелевы братцы или нет?» — Сказали эти молодцы: «Францель нам брат!» — «Садитесь в эту повозку; он дом скупил, велит вам ехать». — Приезжают в этот дом. — «Вот, братцы, живите со мной вместе! Вот я вам препоручаю дом, будьте вы этому дому хозяева!»
Подходит день воскресный. Францель запрёг карету, поехал в монастырь Богу молиться. Францель встал перед царские двери, где царь становится. Царь приезжает в этот же монастырь со своей дочерью. Царь становится возле Францеля по правую руку, а дочь по леву; Францеля взяли в серёдки. Царская дочь сколько ли Богу ни молилась, сколь на Францеля смотрела. Выходят они из-за обедни, царская дочь Францеля остановила, сказала: «Францель, приедь ты в мой сад, я сёдни с тобой блуд сотворю». — Францель не отказался: «Вот я чаю напьюсь, прибуду!» — Тогда чаю напился, лёг, немножко отдохнул, пошел; сказал братьям, что «я сегодня схожу в гости куды-нибудь!»
Приходит в царский сад; она в саду сидела, забавлялась чаем, царская дочь. Францель поздоровался с ней, сел с ней рядом на стул. Начинает она его потчевать. Девица: «Францель, где же ты мог взять столько серебра — круг дому навалил?» — На то он ей сказал: «Есть у меня кошелёк-самотряшка». — «Ну-ка, Францель, покажи, я погляжу, какой у тебя кошелёк?» — То Францель подает царской дочери. Царская дочь взяла кошелёк и говорит солдатам: «Возьмите Францеля, избейте его до той степени, сведите в мой нужник, я на его буду…!» — То Францеля солдаты до той степени добили, что он уж и не шевелится; тогда взяли под руки, свели его в… и заперли. Не дают ему ни пить, ни есть, и он той же парашой и пропитывается.
Выбрался он ночным бытом…, набрал параши, заслепил дежурному глаза, а в то время мог домой убежать. Приходит домой, обмылся как следует, лег спать.
Воскресный день подходит, он приказал кучеру запрекчи лошадь — опять в монастырь Богу молиться. Стал перед царские двери, где царь встаёт. Царь приезжает, встаёт по праву руку, а царская дочь по левую. Сколько она Богу ни молилась, на него смотрела, улыбалась (подсмехалась над ним). От обедни выходит, и царская дочь за ним идет; вышла из Божьего храма и говорит: «Францель, погоди! И вы на то не посердитесь, что я посмеялась, сёдни выйдите в сад, я с тобой блуд сотворю». — Францель сказал, что «чаю понапьюсь, приеду». — Чаю понапился, поотдохнул, брату и говорит: «Дай мне сегодня кафтанчику своего (невидимку), я схожу в гости в нем!» — Брат сказал, что «он висит в комнате, возьми ступай!» — Тогда он надел кафтан, отправился к царской дочери в сад.
Приходит к царской дочери, садится рядом чайничать. Царская дочь и говорит: «Что-то сегодня Францеля долго нет, дождаться не можем!» — Царской дочери он и говорит: «Что ты, царская княгиня? Я возле тебя сижу!» — «Как же я тебя, Францель, не вижу?» — «Кафтанчик-невидимка на мне: затем ты меня и не видишь!» — «Ну-ка, Францель, сними с себя, тогда я погляжу!» — То Францель снял с себя кафтан. — «Дай-ка, Францель, я подержу, что за кафтанчик?» — Подал он царской дочери. До той степени она велела его избить, тогда стащить… и поставить два сторожа. Тогда Францеля до той степени избили, под руки увели, заперли… (С хорошей-то жисти!) Францель через неделю уж до той степени добился, что его не стали уж шибко и караулить: думали — кончился. Францель выбился из нужника, набрал параши, заслепил дежурным глаза, тогда мог убежать опять домой.
Приходит домой, вымылся как следует, напился, наелся, лёг на отдых спать. Поутру братья его спрашивают: «Что ты, Францель, где-то долго жил? Мы уж потеряли тебя!» — «Угощался; доживешь до ночи, так и ночуешь: знаешь, что у меня дома есть кому!»
До воскресенья доживает, запрёг карету, опять в монастырь Богу молиться. Встаёт пред царские двери. Царь с дочерью приезжает, царь становится по правую руку, а царская дочь по левую, Францель стоит в серёдках. Царская дочь сколь Богу ни молилась, всё на него смотрела и усмехалась. Обедня отходит, она за ним опять выходит. — «Францель, на то не осердись, что я маленько посмеялась! Сёдни непременно прибудь, я блуд сотворю с тобой». — Францель не отказался: «Чаю понапьюсь, прибуду!» — Приезжает домой, чаю понапился, немножко отдохнул, брату и говорит: «Братчик, дай мне трости, я сегодня по городу погуляю!» — Брат дозволил ему трость взять.
Приходит он к царскому саду; махнул в сторону, вышел полк солдатов. Тогда приходит царская дочь. Поздоровался, сел; она и говорит: «Францель, у тебя сегодня что-то сторожа свои поставлены, где же ты мог своё войско взять?» — «Это у меня вот бадажок действует; если я махну еще в сторону, еще полк выйдет; махну кверху, ничего не будет!» — То царская девица говорит: «Дай-ка я, Францель, подержу, что у тебя за бадажочек!» — Царская девица взяла костыль, махнула им кверху, никого слуг этих не стало. То приказала она своим слугам вовсе его убить, снести в овраг, бросить его.
То не черезо много время привилась к его голове древа, выросла. На этой древе разные ягоды очутились. Очувствовался Францель и глядит: над ним дерево. — «Неужели я много годов лежу? На мне уж выросло дерево!» — То он мог достать нижнюю ягоду; съел эту ягоду и сделался таким худым молодцом — полезли у него рога и горба, и хвост вырос, вроде подобие дьявола. Тогда он достал другого сорта ягоду и такой ли сделался молодец: здрелбы, глядел, с очей не спущал, еще лучше старого. (Это названая жена его уж пожалела.) Тогда Францель набрал двух сортов этих ягод, приходит домой.
Понапился, понаелся, отдохнул; пошел на рынок, взял окладную себе бороду старичью. Тогда он собрался вроде старика, в такую одежду, приходит в царской во дворец. Приходит и говорит: «Я принёс морских ягод, не угодно ли скупить?» — Доложили царской дочери служанки, что «пришел старик, принес морских ягод; не угодно ли, царская дочь, скупить?» — Служанке приказала царская дочь: «Пущай он даст ягоду одну тебе попробовать: я погляжу, что из тебя выйдет». — И дал он хорошую ягоду; девица съела — здрел бы, глядел и с очей не спущал, очень сделалась хороша. Тогда сказала: «Что, старик, твои ягоды стоят?» — «Ягоды стоят мои — сто рублей ягода». — То она скупила одну ягоду за сто рублей. — «Когды самоварчик поставят, чай пить буду и съем».
Тогда Францель отправился из дворца домой. Бороду снимает, приходит. Тогда она чаю поспешила, съела ягоду, — полезли из нее рога, и горба, и хвост — подобие дьяволу. Закричала она дохтуров; дохтура приезжают, рога спиливают и лечить всякие лекарства дают, а ничё не могут поделать: рога и горба растут. Тогда сколько бы ни бились, дохтура попустились, не стали ее и лечить. И она завещание дала то: «Кто бы меня мог излечить, за того бы и замуж пошла». — Дали знать по всему городу. То Францель надевает на себя окладную бороду, приходит в царский во дворец. Приходит к ней на лицо: «Что, царская княгиня, какое у тебя завещание, если кто тебя излечит? Я могу, — говорит, — тебя вылечить по-старому, еще лучше будешь и здорова». — «Если, дедушка, хоть и вовсе ты старик, вылечи меня, и за тебя пойду замуж!» — «Подпишись!» — Тогда она подписалась, что «если старик меня вылечит, так за него я и замуж пойду».
То Францель приказал лакею затопить баню. Истопили баню. — «Несите ее в баню! Я буду в бане лечить ее». — Тогда Францель приходит в баню, и ее приносят. Францель всех из бани выжил, один с ней остался. Тогда он брал плеть, стал царскую дочь жарить; стегал и приговаривал: «Будешь ли ты на Францеля…? Не будешь ли над ним надсмехаться?.. Царская княгиня, притащи ты мне Францелев кошелёк, тогда я тебя сейчас вылечу!» — То она закричала: «Слуга, тащите — там в моей спальне под перинами — кошелёчек!» — То кошелёчек получил он, начал её плетью опять жарить: «Не будешь ли над Францелем смеяться? Не будешь ли на него…?» — «Не буду я усмехаться над Францелем никогда!» — «Притащи францелев кафтанчик, тогда я тебя стану лечить!» — То она притащила ему кафтанчик. Он в третий раз еще ее плетью прожарил (своё-то отплачивать, как его били). — «Притащи ты мой костылёк, я окончательно тебя вылечу теперь!» — Притащили ему костыль.
Он подавал ей хорошего сорта ягоду. То она съела и сделалась красавица, еще лучше старого. То он снимал с себя окладную бороду и сделался такой же молодец, лучше прежнего. То она закричала: «На Францеля пересдеть одежду хорошую!» — Снарядился он как следует, явились они тогда в царские палаты с ним (из бани). То сходили они в Божий храм, повенчались с ним; завели пир на весь мир (свадьбу). То он стал у царя во дворце находиться после этого, а братья в доме жить.


Добавить комментарий