Купеческий сын

Был богатый человек один. У него был парень, только один. Однажды отец сказал сыну: «Вот тебе тыщу рублей, деньги, иди в ярмарку, торговать будешь там». — Ну, ладно, пошел. Нашел двух ли, трех ли товарищей, стал вместе, с ними на фатеру в городе. Чай пили, потом пошли на базар; долго гуляли на базаре, ничего не купили.
Темно стало. Богатого человека сын увидел огонь где-то (не знаю, ресторан ли, что ли); сказал товарищу: «Там огонь, народу, видно, много; пойдем туда, чего там делают?» — Товарищ сказал: «Там игра, играют в шашки». — «Я пойду, ты не пойдешь так». — «Деньги хочешь».

Он пошел туда один. Пришел; хотел играть. — Можно ли играть?» — «У вас деньги есть?» — «Есть тыща рублей». — Мы научим тебя играть, за тыщу рублей, в месяц». — Научили. Месяц прошел, деньги кончал. Поехал домой: дали ему в ресторане осла.

Пришел домой, в свою деревню. Осла оставил на дороге, не тащил домой: «А то, — говорит, — народ будет смеяться». — Пришел. Отец его ругает: «Где, — говорит, — деньги? Чего тащил?» «Ничего, — говорит, — не тащил. Деньги потерял, — говорит, — на дороге».

Отец ему говорит: «Ну, бери еще тыщу рублей. Поди туда, торгуй, не потеряй деньги!» — Он деньги взял, пошел опять. Пришел в город; ночевал вместе с товарищами. Утром вместе с товарищами пошли на базар. Там стоял большой дом. Спросил товарища: «Какой это дом? Чего там делают — народу больно много?» «Там всякая игра есть: в карты больше всего играют». — Потом тот парень спросил товарища: «Пойдем туда в карты играть». — Товарищ его ругает: «Не ходи! Деньги только кончать!» — Товарища слова не слушал, пошел опять.

Пришел. В карты играет, играет; деньги все кончал опять, проиграл. Надо домой. Пешком идти далеко. Выпросил осла; дали ему; сел верхом и поехал. Пришел в свою деревню; осла оставил на дороге. Пришел домой. Отец говорит: «Чего тащил?» — «Ничего не тащил,потерял деньги». — Отец говорит: «Теперь нечем питаться».
Отец продал дом за тыщу рублей, без дома остался. Опять отдал деньги сыну: «Аидасходи, эти деньги не потеряй! Эти деньги потеряешь, тогда голодом буду».

Пошел опять. Пришел в город; сходил на базар; увидал: на скрипке играют. Спросил: «Меня учи, скрипку мне давай, тыщу рублей бери». — Тыщу рублей брал, месяц учил его. Месяц кончал, деньги кончал. Надо домой ехать, не на чем. Опять выпросил осла.

Осла оставил на дороге; пришел в свою деревню пешком. Не знает, где живет отец. Потом нашел отца. Тот спрашивает: «Где деньги? Чего тащил?» — «Ничего не тащил, потерял деньги». — «Куда теперь пойдем? Теперь все кончал — дом кончал, деньги кончал» — говорит.

Зачал сына в работники отдавать. Продал в работники навечно прямо.

Сын пошел с новым хозяином, с возами — много возов. На дороге есть ключ. Тут стали, выпрягли лошадей кормить, сами отдыхать, чай пить. Ключ больно глубок, воды не могут достать, веревки не хватает. — Как достать? Хозяин сказал работнику: «Ты слезай туда: тебе ведра отпущу с веревкой: воды наливай туда, потом сам выйдешь по веревке».
Спустился малайко вниз, к ключу. Там воды нету, а все золото. Наложил в ведро золота, скричал: «Поднимай!»
Полон воз наложил хозяин золота. Малайко тут оставил: веревки ему не спустил. Сам склал золото, пошел домой.
Малайко нашел какую-то дыру и пошел по этой дыре. Видит: там сидит один старик, сам слепой, а на руках скрипка. Малайко взял скрипку и стал играть; как заиграл, старик зачал глядеть, глаз у него здоровой стал.

Спросил старик: «Малайко, откуда пришел?» — «Я жил в работниках, пришел с хозяином; хозяин оставил меня здесь», — Старик сказал ему: «Айда тебя увезу к хозяину: он далёко не ушел, наверно». — Старик утащил его к хозяину.
Хозяин испугался: «Как ты пришел? На ключе я тебя оставил».

Хозяин написал бумагу и отдал малайку: «Ты иди вперед, у меня бабам скажи, что «скоро приду; поклон (селям) — говорит — скажешь». — Малайко пошел вперед; смотрит, что там написано; вскрывает, читает: «Как придет, так кончай этого малайка». — Оторвал этомалайко, бросил, сам записал (ровно как хозяин: «Вот это малайко, говорит, — у меня девка есть, сию минуту венчай!»

Пришел малайко в деревню, отдал его бабе бумагу; та читала да звала муллу: той же минутой венчай! — Через три ли, через четыре ли часов пришел хозяин. — «Что так сделал?» — свою хозяйку спросил. — «Сам, — говорит, — так написал, вот, — говорит, — бумага!» — «Я не писал; наверно, сам писал… Ну, нечего делать, венчал так венчал», — говорит.
Прожил тут одну неделю. Девка сказала ему: «Тут в большом доме хан живет, он играет в шашки: кто у хана выиграет, тому девку дает; проиграет — голова резать». — Малайкосказал: «Я пойду туда; я играть хорошо умею». — Девка говорит: «Не ходи, кончать. — «Все равно!» — говорит.

Он пошел туды; пришел, спросил: «Какая тут игра? Я играть пришел». — «Согласен ли так играть: проиграешь — голова резать?» — Малайко говорит: «Согласен». — Зачали играть. Малайко выиграл у хана. Хан отдал ему девку, повенчали опять. Живет малайко у хана в доме зятем; когда хан умер, малайко остался вместо него.

Зовет малайко к себе своего старого хозяина. Тот пришел. — «Вот, — говорит, — ты на меня прежде какую бумагу написал? Это хорошо разве? Тогда я работником был, а теперь ханом, могу твою голову резать. Согласен ли ты?» — «Нет, — говорит, — так не делай. Сколько золота ты мне тогда тащил, все отдам!» — «Принеси», — говорит. — Тащил хозяин золота, не знаю, сколько пудов. — «Бери золото». — «Нет, для шутки я сказал тебе. Живи, бери золото; вперёд не делай так работнику. Золото не беру. Венчался я с твоей дочерью, тащи ее сюда». — Девку тащил, ему отдал. Малайко и теперь тут живет.