Ымка (Корякская сказка)

Жил на острове Куутук сильный человек по имени Ымка. У него была жена, дочь по имени Кунаввыт и один сын по имени Пининан. У Ымки был двоюродный брат, которого звали Тавитын, у него были две жены, обе бездетные.

Много вражеских отрядов истребили Ымка и его родственники. Как-то пришла весть о том, что многочисленный вражеский отряд приближается. Начал тогда Ымка с родственниками советоваться. Тавитын говорил:

— Здесь, в крепости, будем биться. Тогда, может быть, тех врагов уничтожим.

Ымка сказал:

— Плохо биться внутри крепости, может быть, много крови прольется между юртами. Лучше подальше от юрт, в тундре будем биться.

Приблизился тот вражеский отряд. Тотчас ымканцы вышли из своей крепости, в ближайшую тундру пошли, начали биться. Вот уже стали врагов избивать. Кончились стрелы, копьями стали биться. Ымка сильно озлобился, бросил копье, вынул топор и бросился на врагов. Начал рубить вражеские головы костяным топором. Однако неправильно ударил, в открылок панциря засадил топор. Еще больше разъярился. Мотает из стороны в сторону врага, в открылке панциря которого завяз топор. Не может топор высвободить, поэтому вместе с топором и мотает того врага. Изловчился враг, ударил Ымку копьем под мышку. Едва вытащил из раны копье. До того как умереть, Ымка еще десять врагов убил. Наконец затих Ымка и скончался.

Его сын Пининан был ранен в правую руку. Стал Тавитын одни биться, сказал при этом племяннику:

— Перестань биться, иди домой. Я один буду драться, ведь немного уже врагов осталось, сам их уничтожу.

Пининан сразу же домой отправился. Пришел домой. Мать спросила его:

— Где отец и дядя?

— Нет уже Ымки, он убит, а Тавитына я оставил, он один бьется — ведь я стрелой ранен в правую руку. Поэтому дядя сказал мне: «Довольно, перестань биться, иди домой».

Немного оставалось врагов, когда Тавитын оглянулся на берег и увидел: убегает его племянница Кунаввыт. Прикончил оставшихся врагов Тавитын и отправился домой. Пришел домой, сказал жене:

— Давай поедим, а потом уже пойдем Ымку принесем.

Поели, отправились в тундру за Ымкой. Пришли, подошли к Ымке: лежит Ымка в крови. Стала жена Ымки плакать. Потом погрузили его на байдару. Привезли домой убитого Ымку. Тут только очнулась жена Ымки и спросила:

— Где Кунаввыт, куда ушла? Давно уже нет ее.

Тавитын сказал:

— Недавно видел, вдоль берега бежала Кунаввыт.

Мать Кунаввыт сказала:

— Может быть, Кунаввыт убежала в какое-нибудь селение?

Когда Ымку сожгли, Тавитын сказал:

— Пойду искать Кунаввыт.

Сначала пришел в селение Кичигу. Пришел туда Тавитын, спросил кичигинских людей:

— Не приходила ли в Кичигу Кунаввыт?

Кичигинцы ответили:

— Не приходила сюда Кунаввыт.

Тогда Тавитын отправился в селение Рекинники.

Пришел в Рекинники, спросил рекинниковцев:

— Может быть, сюда приходила девушка по имени Кунаввыт?

Рекинниковцы сказали:

— В нашем селении есть девушка по имени Кунаввыт.

Обрадовался Тавитын, говорит:

— Вот как хорошо, что жива моя племянница Кунаввыт!

Пошел он к Кунаввыт, стал говорить с ней. Спросил:

— Может быть, домой пойдем? Как ты хочешь?

Кунаввыт сказала дяде:

— Не хочу я домой идти, здесь себе жениха найду.

Тавитын ушел домой один. Пришел домой, домашним сказал:

— Кунаввыт в Рекинники ушла. Я говорил ей — «пойдем домой», она не захотела.

Мать Кунаввыт сказала на это:

— Что ж, она там по своему желанию осталась. Как хочет, так пусть и живет. Найдет ли себе жениха или нет, все равно.

Тавитын говорил племяннику Пининану:

— Поправляйся быстрее. Если явится сюда вскоре вражеский отряд, не смогу я один биться.

К зиме Пининан немного поправился. Как-то Тавитын сказал ему:

— Пойди, Пининан, принеси юколу. На Калуввиту-реке в яме хранится юкола.

Утром пошел Пининан за юколой. Пришел к яме, в которой юкола хранилась, открыл яму, спустился в нее, стал готовить вязанку юколы. Вдруг заглянули в яму враги, сказали Пининану — Горящей лучине:

— Вот, пожалуй, Ымкина горящая лучина и погасла!

Посмотрел Пининан вверх. Сказал врагам:

— Еще, пожалуй, Ымкина горящая лучина погорит, хотя жир и густой.

Сказал так Пининан да как выскочит из ямы!

Не ожидали враги, что Пининан так скоро выскочит. Хотели его копьями заколоть, а закололи сами себя. Правда, караулили они отверстие ямы. Копья к нападению изготовили. Сказали друг другу:

— Как станет Пининан из ямы выходить, приколем его.

А Пининан с такой быстротой наружу выскочил, что не смогли враги хорошо прицелиться — такой ловкий сын Ымки Пининан! Поэтому друг друга и закололи.

Выпрыгнув из ямы, Пининан далеко от нее стал на землю. На одной ноге стал прыгать, приговаривать: «Не может Ымкина горящая лучина погаснуть, всегда обязательно будет гореть!»

Потом сказал врагам Пининан:

— Готовьте ваших оленей, а я свои ноги приготовлю, гонитесь за мной. Правда, вы на оленях, а я только на своих ногах!

Бросились враги преследовать. Пининана. Как птица полетел Пининан! Прибежал домой, к тому месту, где как бы для игры был врыт в землю высокий столб. Поднялся на него Пининан, на одну ногу на верхушке столба встал. Враги только стали приближаться. Увидели — Пининан на столбе на одной ноге стоит. Сказали:

— Очень ловким стал Пининан!

Пининан крикнул Тавитыну:

— Дядя, приготовь наши луки!

Тавитын сказал племяннику:

— Что ты там делаешь, ступай скорее в крепость, ведь враги совсем близко!

Пининан ответил:

— По своей воле идут они. А я скоро в крепость приду.

Подъехали враги, начали стрелять из луков в Пининана, который все еще стоял на столбе. Едва натянули луки — прыгнул Пининан в крепость. Все вражеские стрелы в землю воткнулись. Однако начали биться. Весь тот вражеский отряд уничтожили. Одного только врага оставили в живых, домой отпустили. Вернулся он домой, стал рассказывать товарищам, говорить:

— Больше никогда в тот поселок не пойду воевать. Враги наши очень сильные и к тому же ловкие. Вот ведь, окружили мы Пининана, когда он в яму за юколой спустился. Окружили, копья изготовили. И все же потеряли его: выскочил он из ямы и ушел от нас. А мои товарищи, что у ямы караулили, друг друга копьями покололи. Правда, тотчас же бросились мы за ним на оленях. Он пеший был, а полетел как птица на крыльях! Вот подъехали мы к жилищу Пининана, видим — Пининан на столбе на одной ноге стоит. Тотчас начали из луков стрелять. Как прыгнет он опять — прямо в свою крепость! А наши стрелы в землю воткнулись. Тогда начали биться. Что ж, весь наш отряд скоро уничтожили. Меня одного домой отпустили. Поэтому я теперь говорю вам: «Никогда больше не пойду воевать, а то наконец и меня ни за что убьют».


Добавить комментарий