Яичные девушки (Ительменская сказка)

Жил Кутх с женой. Был у них один сын Эмэмкут. Жили они очень хорошо.

Однажды Кутх и Мити пошли за яйцами на косу. Пришли. Мити стала очень крупные яйца собирать: лебединые, гусиные, орлиные, чаячьи. А Кутх самые мелкие: куликовые, маленькой уточки и всяких мелких пташек.

Подошел Кутх к Мити, увидел у нее крупные яйца, сказал:

— Почему ты крупные яйца собираешь, а я мелкие?

Тут они начали спорить. Рассердилась Мити и пошла домой, а Кутх остался.

Много насобирал яиц, крупных и мелких. Потом построил вблизи моря балаган и домик. Еще сделал из яиц двух девушек, посадил их на настил в балагане. И пошел домой. Потом долго никуда не ходил.

А Эмэмкут, его сын, вечно ходил по лесу, очень много добывал зверей и птиц.

Вот однажды задумал Кутх по косе прогуляться. Пошел. Когда шел по косе, нашел пятнистую нерпу. Положил ее на траву и дальше пошел. Потом увидел балаган и домик. Подумал: «Кто же тут живет? Никогда тут никто не жил. Дай-ка посмотрю!»

Пошел Кутх смотреть. Увидели его девушки, очень обрадовались.

Пошли навстречу отцу, говорят:

— Ой, ой! Наш отец идет! Очень стосковались по тебе! Думали, что ты уж совсем к нам не придешь. Мы тебя, отец, хорошо накормим: сараны много наварим, толкушу хорошую приготовим, ягод насобираем!

Вошли в домик. Девушки захлопотали по хозяйству. А Кутх заснул. Стало солнце садиться. Разбудили девушки Кутха, хорошо накормили. А как совсем стемнело, пошел Кутх домой. О нерпе даже не вспомнил. Шел, очень торопился. Пришел домой. Принялся жене рассказывать:

— Иду по косе, вижу: домик с балаганчиком стоит. Пошел я посмотреть. Вышли из дома две девушки, очень обрадовались мне, как отца встретили. Говорят, что очень соскучились. Я испугался — разве это мои дети? Тут они очень сытно меня накормили. Сказали: «Отец, приходи еще когда-нибудь, опять хорошо накормим. Всякой еды наварим!»

На другой день Кутх снова пошел к девушкам, снова они его хорошо приняли.

Кутх каждый день к ним начал ходить. Тут Мити ревновать стала, говорит ему:

— Ты, Кутх, вечно ходишь в лес! Чего ты там такого сладкого нашел?

А Кутх не слушает Мити, все равно к девушкам ходит. Вот однажды позвал Кутх Эмэмкута. Пришел Эмэмкут. Кутх сказал:

— Эмэмкут! Там на косе живут две красивые девушки. Хорошие невесты для тебя. Завтра я пойду — одну тебе высватаю.

Пошел Кутх на другой день сватать сыну невесту.

Девушки опять очень обрадовались, опять очень хорошо накормили Кутха. Не мог он им ничего сказать, так и пошел ни с чем домой.

На другой день велел Кутх Эмэмкуту самому идти свататься. Сказал ему:

— Не могу я ничего сделать. Они ведь меня отцом считают. Пойди ты сам попробуй!

Пошел Эмэмкут. И ему девушки очень обрадовались. Очень хорошо его встретили. Опять хотели много вкусной еды наварить, накормить его хорошенько. Отказался Эмэмкут у них есть. И тоже ничего не смог сказать. Да и как он мог такие слова вымолвить? Так он и пошел домой ни с чем.

А девушки, Синаневт и Амзаракчан, уже догадывались, что неспроста к ним отец и брат ходят. Сказала Синаневт:

— Мы должны уйти с этого места. А то что-то зачастил к нам отец. Давай будем в дорогу собираться, пищу готовить. И кита пойдем поищем.

Взялись девушки за работу. Приготовили кипрей, насушили юколы, сшили кухлянки, шапки, рукавицы. Все сделали, все приготовили, все на улицу вынесли. Дом и балаган сожгли.

Пошли по косе, вызвали кита, забрались в него и уплыли в море.

На другой день Эмэмкут и Кутх опять пошли свататься. Пришли на то место, где девушки жили, а там уже никого нет. Решили их по следам искать — а следы к морю ведут. Подумали: «Куда же ушли девушки? Наверное, утонули!» — и пошли обратно домой.

А девушки очень долго плыли. Младшая Амзаракчан все время спала, никогда не вставала, никогда не работала. Все старшая сестра делала.

Вот однажды остановился кит. Подумала Синаневт: «Как будто мы на земле лежим? Дай-ка иголкой дырочку проделаю!»

Проделала Синаневт маленькую дырочку, увидела сквозь нее землю. И вышла наружу. Выбросило их в очень хорошем месте: тут и морошка растет, и орехи, и пучки, и кипрей. Хорошо Синаневт погуляла, сытно наелась. Набрала пучек и понесла в китовый дом.

А младшая сестричка все время спит. Положила Синаневт пучки ей в изголовье, потом разбудила и спрашивает:

— Что ты во сне видела?

— Ничего не видела. Очень уж я скучаю: так давно мы земли не видели! Вот бы сейчас на земле очутиться!

Синаневт сказала:

— А я сегодня видела сон, как будто у нас в изголовье пучки лежат. А ну-ка, давай посмотрим!

Подошла младшая сестра к изголовью — а там действительно пучки лежат! Очень она обрадовалась, подумала: «Откуда же эти пучки взялись? Неужели нас на землю выбросило?»

Тут они собрались и вышли из китового дома. Сразу в лес пошли. Там опять сделали домик, опять за работу принялись. Очень много кипрейника заготовили.

Так жили они довольно долго. И вот вздумали замуж выйти. Сделали из кипрея медведя и оленя. На медведя младшая сестра забралась, а на оленя — старшая. И стали пробовать одна в оленя, другая в медведя превратиться.

Первым олень пошел. Велела старшая сестра младшей, чтобы та посмотрела, как она пойдет. Идет совсем как нестоящий олень, на ходу подскакивает. Потом вернулась.

Вторым медведь пошел — младшая сестра: и она, как медведь, идет, голову близко к земле держит.

Сказала Синаневт своей сестре:

— Я сейчас пойду мужа искать. Приказываю тебе: за красивого замуж не выходи. Выходи за некрасивого. Потом моего мужа увидишь, и твой такой же будет.

И вот превратилась Синаневт в оленя, а Амзаракчан — в медведя. Синаневт сразу медведя на цепь посадила, а сама в виде оленя в тундру пошла. Начал медведь на цепи рваться.

Оглянулся олень, посмотрел на медведя. Жалко стало Синаневт сестру, вернулась было к ней, но потом опять в тундру пошла. Оглянулась, не может идти — очень жалко сестру. Три раза Синаневт к сестре возвращалась. Потом все-таки ушел олень в тундру, а медведь один остался.

Пошел олень прямо к охотнику. Увидел охотник оленя, подкрался близко, выстрелил и убил. Распорол ему брюхо — вышла оттуда красивая девушка. Женился охотник на ней и поехали домой. Так начали вместе жить.

Очень уж скучала Синаневт по сестре. Никому ничего не говорила. Заметила мать мужа на улице, что Синаневт скучает, принялась ее расспрашивать, но та ничего не рассказала.

Вошла Синаневт, мать ее опять спрашивает:

— Синаневт, о ком ты скучаешь? Может, где-нибудь у тебя кто-нибудь родной есть?

Сначала Синаневт ничего не сказала, но мать почувствовала, что скрывает она что-то. Наконец Синаневт призналась:

— Есть у меня сестра далеко в лесу. На цепи она сидит, рвется. Очень моя сестра страшная. Никто ее убить не может.

Собрал муж Синаневт людей, сели на оленей, поехали. Очень быстро едут — хотят как можно скорее доехать.

Был в этом селении человек по имени Сысыльхан. Безоленный, бессобачный, да и нарт у него не было. Стал и он помаленьку в дорогу собираться. Торопиться ему нечего, когда-то еще поймает собачек-мышек. Походил по ямкам, по дыркам, посвистел, созвал мышей. Вместо нарты корыто из-под кислой рыбы взял, вместо остола — кочергу от печки. Запряг мышей в корыто и поехал. Мыши по пути то в ямку забегут, то в дырку. У товарищей там уже все стрелы кончились, а он еще только подъехал. Лук у него из прутьев, стрелы из веток, наконечники из верхушек ольхи. Товарищи его торопят: скорее подъезжай, скорее стреляй в медведя.

Подъехал Сысыльхан и сразу выстрелил. Стрела еще и не долетела до медведя, а он уж сразу упал. Вскрыли медвежье брюхо, вышла оттуда красивая девушка. Вспотела вся — очень долго на цепи металась.

Стали ее охотники к себе в нарты звать, ни к кому она не хочет сесть, говорит:

— Кто меня добыл, к тому и сяду.

Охотники говорят:

— Зачем к нему садиться? Смотри, нарта у него из-под кислой рыбы!

Ни к кому она не села. Подошла к Сысыльхану и села в его нарту-корыто.

Поехали они очень тихо. На увальчиках Сысыльхан сам поднимал нарту. В одном месте пошел Сысыльхан в лес. Позвал оленей — в одно ухо вошел, из другого вышел. Сразу сделался очень красивым человеком. Стоят возле него красивые олени, красивая нарта. Сел он в нарту и поехал к жене. Не узнала его жена:

— Ты не мой муж! Мой муж совсем некрасивый!

Муж сказал:

— Я и есть твой муж. Ну-ка, давай садись!

Поехали они. Очень быстро едут. Вдруг поднялась сильная пурга. К дому подъезжали — дом проехали с разгона.

Они начали хорошо жить. На другой день сестры увиделись. Синаневт сказала:

— Помнишь, Амзаракчан, я тебе говорила, что запрещаю за красивого замуж выходить. Правильно сделала, что послушалась меня. Посмотри теперь — твой муж красивее моего мужа. Приказываю вам: хорошо живите! Не надо плохо жить!

Так сестры начали хорошо жить.


Добавить комментарий