Норуас, севе-розападный ветер

Во множестве бретонских сказок действуют ветры, которые действительно играют необычную роль в местном фольклоре. Рыбаки, живущие на северном побережье, часто обращаются к ветрам как к одушевленным существам, награждая их всевозможными ругательными эпитетами и показывая кулаки, если направление, в котором те дуют, не подходит им. В пересказанной ниже истории, единственной, которую стоит привести в этой книге, четко прослеживается это одушевление ветров, характерное для бретонского народа.

Жили-были крестьянин и его жена. У них было небольшое поле, на котором они выращивали лен. Однажды со своего клочка земли им удалось собрать довольно большой урожай, и они разложили его на просушку. Но тут прилетел Норуас, северо-западный ветер, и одним ударом своих могучих крыльев поднял его в небо. Лен упал в море и там исчез.

Увидев, что произошло, крестьянин стал ругать ветер и, взяв свою палку, последовал за Норуасом, испортившим лен, чтобы убить его. Он так спешно собирался в дорогу, что не взял с собой ни еды, ни денег. Вечером он, голодный и без гроша, добрался до гостиницы. Он рассказал свою историю хозяйке. Та сжалилась над ним, дала кусочек хлеба и разрешила переночевать на конюшне. Утром крестьянин спросил женщину, не знает ли она, где живет Норуас, и та указала на вершину горы, где, по ее словам, обитают ветры.

Крестьянин взобрался на гору и на ее вершине встретил Суруаса, юго-западный ветер.

– Ты тот, кого называют Норуас? – спросил он.

– Нет, я Суруас, – ответил юго-западный ветер.

– Где же тогда этот негодяй Норуас? – вскричал крестьянин.

– Тише! – сказал Суруас. – Не кричи так громко. Если он услышит тебя, то поднимет в воздух, как пушинку.

В это время к горе, дико и громко свистя, прилетел Норуас.

– А, вот ты где, вор Норуас, – закричал крестьянин. – Это ты украл мой прекрасный урожай льна!

Но ветер не обратил на него внимания. Однако человек продолжал кричать:

– Норуас, Норуас, верни мне мой лен!

– Тише! Тише! – закричал Норуас. – Вот тебе скатерть. Она поможет тебе успокоиться.

– Если бы у меня был мой лен, – зарыдал крестьянин, – я бы смог купить себе сотню таких скатертей. Норуас, верни мне мой лен!

– Успокойся, приятель, – произнес Норуас, – это необычная скатерть. Тебе достаточно только произнести: «Скатерть, развернись», – и перед тобой появится стол, заставленный лучшими кушаньями.

Крестьянин недовольно заворчал, но все же взял скатерть и спустился с горы. Он не верил ни единому слову Норуаса, но положил ее перед собой и произнес: «Скатерть, развернись». Тотчас же из ниоткуда появился стол, уставленный всевозможными яствами. Мужчина ощутил запах прекрасно приготовленных блюд и увидел редкие вина, искрившиеся в блестящих сосудах. Как только крестьянин закончил пировать, стол исчез, а новый владелец скатерти взял ее и отправился в гостиницу, где провел предыдущую ночь.

– Ну, удалось ли тебе получить компенсацию у Норуаса? – спросила его хозяйка.

– Да, – ответил крестьянин, вытаскивая скатерть. – Вот смотри. Скатерть, раскройся.

И как только он произнес эти слова, перед ними появился волшебный стол. Хозяйка была очень удивлена и, исполненная зависти и жадности, решила украсть скатерть. Ночью она отвела крестьянина в лучшую комнату, положила его на превосходную кровать с мягким, набитым перьями матрасом. Лежа на нем, мужчина уснул, да так крепко, как не спал никогда в жизни. Хозяйка же украдкой вошла в комнату и унесла волшебную скатерть, заменив ее похожей.

Утром крестьянин отправился домой и вскоре прибыл на свою крохотную ферму. Его жена стала расспрашивать его, удалось ли ему получить от Норуаса компенсацию за испорченный урожай льна. Ее муж утвердительно ответил на ее вопрос и достал из кармана скатерть.

– Что же тут хорошего? – промолвила его супруга. – Лучше бы он дал сто скатертей, которые можно было соткать из уничтоженного им льна.

– Да, но, – возразил крестьянин, – эта скатерть отличается от других. Мне достаточно просто сказать: «Скатерть, развернись», – и передо мной появится стол, уставленный самыми изысканными блюдами. Скатерть, развернись, развернись! Ты что, не слышишь меня?

– Ты старый дурак, крестьянин, – сказала его жена, увидев, что ничего не происходит.

Ее муж сжал челюсти и схватил свою палку.

– Меня обманул этот жулик Норуас! – вскричал он. – На этот раз я не буду тратить на него время.

С еще большей поспешностью он выскочил из дома и направился к жилищу ветров.

Ночь он, как и прежде, провел в гостинице, а на следующее утро залез на гору. Тотчас же он стал звать Норуаса, громко завывавшего наверху, и требовать, чтобы тот вернул ему урожай льна.

– Тихо, ты там, внизу! – закричал Норуас.

Я не собираюсь молчать! – возмутился крестьянин, размахивая своей дубинкой. – Ты только ухудшил свое положение, подсунув мне поддельную скатерть.

– Так-так-так, – ответил Норуас. – Вот тебе осел. Тебе достаточно просто сказать: «Осел, сделай мне золота», – и оно выпадет из его хвоста.

Крестьянин, сгорая от нетерпения, спустился вместе со своим ослом к подножию горы и произнес: «Осел, сделай мне золота». Тот подергал хвостом, и на землю упала кучка золотых монет. Мужчина поспешил в гостиницу, где он, как и в прошлый раз, показал это чудо хозяйке, которая в ту же ночь украла осла, заменив его другим похожим животным. Следующим вечером крестьянин вернулся домой и рассказал о своей удаче жене. Но когда он попросил у осла золота и ничего не получил, та снова назвала его дураком, и, еще сильнее разозлившись, крестьянин отправился к Норуасу, чтобы убить его. В третий раз придя на гору, он стал громко звать северо-западный ветер и, когда тот появился, забранил его и засыпал оскорблениями.

– Спокойно, – ответил Норуас. Я не виню тебя за твои неудачи. Ты должен знать, что в пропаже скатерти и осла виновата хозяйка гостиницы, в которой ты ночевал. Возьми эту дубину. Когда ты скажешь ей: «Дубина, бей!» – она тут же набросится на твоих врагов. Если ты захочешь остановить ее, тебе достаточно просто произнести: «Ora pro nobis» («Молись за нас» (лат.). – Пер.).

Крестьянин, которому не терпелось увидеть дубинку в действии, тут же произнес: «Дубина, бей!» Тут она начала колошматить его с такой силой, что он еле успел прокричать: «Ora pro nobis!» – чтобы она остановилась.

Он был очень зол и, придя в гостиницу, потребовал, чтобы хозяйка вернула ему скатерть и осла. Женщина стала угрожать ему, что позовет жандармов.

– Дубина, бей! – закричал крестьянин, и та набросилась на хозяйку с таким ожесточением, что женщина начала умолять крестьянина отозвать ее и пообещала ему вернуть скатерть и осла.

Когда его имущество было возвращено, крестьянин не мешкая отправился домой, где он обрадовал свою жену, показав ей сокровища, которые принес с собой. Он быстро разбогател, но его соседи, заподозрив неладное, донесли на него. Тогда крестьянину пришлось предстать перед судом за убийство и грабеж. Его приговорили к смерти, и в день казни его уже начали заводить на эшафот, когда крестьянин попросил выполнить его последнюю просьбу и принести старую дубинку, которую он так любил. Его просьба была удовлетворена, и, как только палка оказалась у него в руках, крестьянин произнес: «Дубина, бей!»

И дубина стала бить. Она начала колошматить судью, жандармов и зрителей, да так сильно, что те в ужасе бежали прочь. Она разрушила эшафот и разбила голову палачу. Все присутствующие стали громко кричать и просить крестьянина помиловать их. Его тотчас же простили и больше никогда не досаждали, не мешали наслаждаться сокровищами, которые северо-западный ветер дал ему в качестве компенсации за испорченный урожай льна.


Добавить комментарий