Мрачная история Жиля Де Реца

Одной из самых мрачных и ужасных легенд, появившихся в Бретани, стала печальная и романтичная история о Жиле де Реце, алхимике, маге и выдающемся преступнике. Но эту историю нельзя назвать полностью легендарной, хотя и в ней прослеживается заметное влияние фольклорной традиции. Жиль – не кто иной, как Синяя Борода из детской сказки, так как он действительно носил иссиня-черную бороду. Вполне вероятно, что как литературный персонаж он впоследствии стал ассоциироваться с героем одной старой восточной легенды.

Жиль де Лаваль, барон де Рец и маршал Франции, мог похвастаться родственными связями с самыми знатными семьями Бретани – Монморанси, Росси и Краон. После того как в 1424 году умер его отец, он получил множество великолепных владений, а также почти неограниченную в те времена власть и несметные богатства. Этот красивый молодой человек умел быть обходительным и приятным в обществе, был храбр и образован. Ему прочили блестящую карьеру, но ему не давала покоя одна идея, столь характерная для некоторых романтически настроенных умов, – несмотря на свой статус и положение в обществе, он предпочитал заниматься черной магией, из-за чего в конце концов оказался в опале и лишился своего высокого положения.

Свой основной титул Жиль получил в честь баронства Рец, или Рэ, расположенного к северу от Луары, на бретонских болотах. В юношестве он никак не проявлял стремлений к злодеяниям, характерных для него в будущем. Наоборот, он усердно и верно служил Карлу VI в его войне против англичан и участвовал вместе с Жанной д’Арк в осаде Орлеана. За верную службу и дальновидность, проявленные Жилем, король сделал его маршалом Франции. Но с этого самого момента человек, верно служивший Жанне д’Арк и сражавшийся бок о бок с ней в битвах при Жарго и Пате, начал меняться в худшую сторону. Незадолго до этого он женился на Катерине де Туар и получил за ней огромное приданое. Но он тратил невероятные по местным меркам суммы денег, и его личная жизнь была не менее экстравагантной, чем у принца из сказки. В своем замке он вел образ жизни, которому мог бы позавидовать сам король, и действительно – свита, сопровождавшая его на охоту, превосходила королевскую. Его слуги были одеты в роскошные ливреи, стол ломился от самых изысканных яств. Быков, овец и свиней зажаривали целиком. Ежедневно в доме Жиля накрывали обед на пятьсот человек. Он безумно любил роскошь и при любой возможности выставлял напоказ свое богатство. Его религиозные потребности удовлетворял целый отряд священников. Богатое убранство часовни, построенной им и заставленной самой изысканной золотой и серебряной утварью, вызывало восторг у современников. Любовь к развлечениям превратила Жиля в большого театрала. Считается, будто он сам написал пьесу о чудесах Орлеана, посвященную Жанне д’Арк. Он был необычайно щедрым меценатом и славился как превосходный художник-иллюстратор и переплетчик. Если говорить вкратце, то он был одним из тех людей, в которых гениальность сочетается с сумасшествием. Такие люди обычно крайне неумеренны во всем, что бы они ни делали.

Неудачи, которые стали его преследовать, только послужили основанием для новых экстравагантных выходок, родившихся в его воспаленном сознании. В эти времена под влиянием работ Николя Фламеля, араба Джабира и Пьера д’Эстена большой популярностью стало пользоваться искусство алхимии. В один далеко не самый добрый день Жиль решил заняться алхимией и с ее помощью вернуть удачу на свою сторону. В первой четверти XV века алхимия считалась одним из самых передовых научных достижений, да и в наш просвещенный век очень многие занимаются ее изучением. В наши дни существуют целые общества, стремящиеся к познанию алхимических дисциплин. Многие люди придерживаются неправильного представления о том, что основная цель алхимии – превратить какой-либо металл в золото. На самом деле алхимиков можно разделить на две категории: тех, кто изо всех сил пытался раскрыть тайну создания ценных металлов, и тех, кто стремился к более возвышенным материям – преобразованию грубой, земной природы человека в чистое золото духа.

Последняя цель оказалась за пределами понимания такого человека, как Жиль де Рец, обладающего настолько воспаленным и буйным сознанием. Он послал своих слуг в Италию, Испанию и Германию, приказав им пригласить в его замок наиболее выдающихся алхимиков. Из них он выбрал двоих. Эти люди – Прелати, алхимик из Падуи, и некий врач из Пойту, имя которого не сохранилось, – должны были помогать ему в реализации его плана. По их совету он построил великолепную лабораторию и, когда она была готова, начал проводить различные эксперименты. Прошел год. За это время, удовлетворяя требования своих «ученых», маршал опустошил не один мешок золота, не получив при этом от них ни грамма драгоценного металла. Алхимики спали на роскошных кроватях и превосходно питались, всеми силами пытаясь убедить своего господина в том, что их услуги ему жизненно необходимы. Но время шло, и их высокопоставленный покровитель стал крайне нетерпелив. Он был настолько раздражителен из-за отсутствия каких-либо результатов, что его помощники, опасаясь скорой отставки, передали ему самые темные тайны своего ремесла, благодаря которым, по их словам, он быстро и со стопроцентной гарантией добьется успеха. Эксперимент, который они предложили провести, был настолько бредовым, что согласие на него Жиля свидетельствует либо о его безумии, либо о чрезмерной приверженности бытовавшим в то время предрассудкам. Его бестолковые сообщники заявили, будто один лишь Сатана обладает секретом превращения любого металла в золото, и предложили призвать его и попросить о помощи. Также они заверили Жиля, что дьявол потребует награду за свою службу, но маршал считал, будто спасению его души ничто не угрожает, и решил пойти на эту сделку.

Было принято решение провести церемонию в темном лесу, располагавшемся по соседству. Безымянный врач отвел барона де Реца на небольшую поляну, где был начертан магический круг и произнесены все необходимые заклинания. На протяжении получаса сохранялась тишина, а затем у врача случился приступ. Его колени задрожали, он стал нечленораздельно бормотать и наконец упал на землю. Жиль стоял неподвижно. Безумие самовлюбленности, несомненно, является продуктом большой храбрости, поэтому маршал не боялся ни людей, ни призраков. Внезапно алхимик пришел в сознание и заявил своему покровителю, что ему явился дьявол в облике леопарда и громко рычал на него. То, что Жиль не видел этого, он приписал религиозности последнего. Затем он сказал, что Сатана поведал ему, будто в Африке и Испании растут особые травы, соки которых могут превратить любой металл в золото. Он предложил барону де Рецу снарядить на их поиски экспедицию и, естественно, взять на себя все соответствующие расходы. Жиль с радостью согласился и конечно же больше никогда не видел предприимчивого жулика из Пойту.

Время шло, а врач все не возвращался, и Жиль волновался все сильнее. Золото было ему жизненно необходимо – его осаждали многочисленные кредиторы, а сам он больше не мог вести тот образ жизни, к которому привык. Пытаясь решить эту проблему, он снова обратился к Прелати, своему второму помощнику-алхимику. Этот человек, вероятно, искренне верил в свое мастерство. Иначе он просто не стал бы делать барону настолько ужасное предложение – тот должен был своей кровью подписать договор с дьяволом и принести ему в жертву маленького ребенка. Несчастному Жилю не оставалось ничего иного, как согласиться на это предложение. Следующей ночью Прелати вышел из замка, а вернувшись, рассказал своему покровителю историю о том, что ему в образе юноши явился демон, попросивший называть себя Баррон. Последний сообщил алхимику, будто под дубом в соседнем лесу закопано множество слитков чистого золота. Однако, прежде чем выкопать эти сокровища, нужно выполнить ряд определенных условий, главным из которых было следующее: их нельзя было искать до тех пор, пока семь раз не пройдут семь недель, иначе золото превратится в сланец. С таким условием де Рец не согласился, и, испугавшись его гнева, Прелати сократил время ожидания до семи раз по семь дней. По прошествии этого срока алхимик и его покровитель отправились в лес, чтобы выкопать сокровища. Они долго трудились и наконец извлекли груду сланца, покрытого магическими знаками. Прелати изобразил глубокое возмущение и стал укорять дьявола за обман, причем к этим обвинениям с большой охотой присоединился и сам де Рец. Но барон был настолько легковерен, что дал втянуть себя в другое испытание, в ходе которого Прелати, естественно, тянул время, каждый день повторяя одни и те же обещания и делая своему господину двусмысленные намеки, пока тот не лишился последних остатков состояния. Он уже собирался ограбить своего покровителя и бежать, как произошло довольно неожиданное и драматическое событие, остановившее его.

На протяжении некоторого времени в округе муссировались слухи о многочисленных пропажах детей, которых якобы уносили призраки. Народ возмущался все больше, и подозрения пали на барона. Доказательства против де Реца и его помощника были настолько весомыми, что в дело вмешался сам герцог Бретани, приказавший арестовать их обоих. Начался суд, причем де Рец был настолько недоволен составом судей, что даже заявил: уж лучше пусть его повесят, как собаку, без всякого суда, чем он станет оправдывать себя перед этими людьми. Но против него было слишком много свидетельств. На суде говорилось о том, что в постоянном поиске золота он вел себя как настоящий безумец, приносил невинные жертвы на алтарь Сатаны и глумился над их страданиями. Наконец он признал, что виновен во всех этих чудовищных преступлениях и вместе со своим безжалостным сообщником самым жестоким образом убил более сотни детей. И де Реца, и Прелати приговорили к сожжению заживо, но, учитывая его положение в обществе, суд постановил задушить барона и только после этого бросить его тело в огонь. Перед казнью в разговоре с Прелати он изъявил надежду на то, что они увидятся еще в раю, и, как говорят, встретил смерть очень спокойно.

Его замок до сих пор стоит в прекрасной долине. Со старыми серыми стенами этого здания связано множество романтических легенд.


Добавить комментарий