Волшебный замок Грабенвег

Когда-то в старину высились с обеих сторон живописной долины, в которой находится сегодня деревушка Грабенвег, близ Поттенштайна, дикие, изломанные скалы и отвесные склоны гор с заснеженными вершинами. Не многие люди селились здесь, и были они бедны, как церковные мыши, ибо в долине хватало корма лишь на две-три маленькие и неприхотливые отары овец.

Местами росли в расселинах скал клочки скудной травы. Жиру на такой траве не нагуляешь, хватало ее овцам лишь для тою, чтобы не погибнуть от голода. И на одно из таких вот убогих пастбищ гонял некий молоденький пастушок день за днем свое стадо. Как-то раз — жители равнин праздновали в ту пору летнее солнцестояние — отправился он с овцами вновь по крутым и обрывистым склонам наверх. Добравшись до места, предоставил он животных попечению верного пса, а сам уселся на свое любимое место, маленький выступ скалы, с которого далеко видны были горные вершины и хребты. Спустя некоторое время достал он из своей пастушьей сумы дудочку и заиграл на ней. Внезапно почудилось ему, будто скала за спиною у него дрогнула и сдвинулась с места. Он в испуге вскочил на ноги. Земля затряслась, а из недр ее послышались зловещий гул и раскаты грома; гора разверзлась, и огромный камень, на котором он только что сидел, рухнул в бездну. Вокруг юноши что-то затрещало и зашипело; нестерпимый блеск ослепил его на мгновенье; он зажмурился, и когда вновь открыл глаза, то увидел на том самом месте, где так любил сидеть, дивно сверкающий хрустальный дворец.

Пастушок замер от изумления и не сводил глаз с этого сияющего чуда, явившегося посреди голых скал неведомо откуда. Дворец горел на солнце и искрился; ряд стройных колонн из чистейшего горного хрусталя и золотой орнамент украшали его преддверие. Серебряные ступени вели наверх к створчатым воротам, усыпанным драгоценными камнями.

Юноша стоял неподвижно, словно заколдованный. Наконец до слуха его сверху, с самых дальних вершин, донесся удар колокола. Там, в безмолвии поднебесья, жил старый отшельник, который всякий раз в час молитвы бил в колокол. Лишь только растаял в воздухе последний удар, из дворца послышался, вначале тихо, затем все сильнее и звонче, чистый, нежный голос. Очарованный сладостным пением, пастушок схватил свою дудочку и стал подыгрывать невидимой певунье.

Когда песнь смолкла, сияющая створчатая дверь отворилась, и на пороге явилась девушка такой необычайной красоты, что даже роскошь хрустального дворца показалась рядом с нею убогою. Одета она была в белоснежное поблескивающее платье до пят. Юноша не мог на нее наглядеться. Красавица с улыбкою приблизилась к нему и поцеловала в лоб.

Пастушок был так изумлен, что не смог произнести ни слова.

— Милый юноша, — молвила девушка. — Своею дудочкою ты снял часть страшного заклятия, которое держит меня здесь в заточении уже много лет. Теперь от тебя самого зависит, сумеешь ли ты расколдовать меня до конца. Наградою за подвиг тебе будет этот хрустальный дворец с его несметными сокровищами и моя рука.

Девушка устремила на него взор, полный мольбы, и промолвила заклинающе:

— Достанет ли у тебя мужества? Готов ли ты попытать счастья и спасти меня?

Пастух словно очнулся ото сна. Ради того, чтобы помочь прекрасной девушке, он готов был на любые подвиги. Глаза его загорелись, щеки разрумянились.

— Что я должен сделать, чтобы расколдовать тебя? — воскликнул он.
— Задача твоя не из простых, — отвечала девушка. — Нелегкую и опасную службу придется тебе сослужить мне. Хорошо ли ты подумал? Твердо ли твое решение?

Юноша сказал, что в тот самый миг, когда он увидел ее, навсегда позабыл, что такое страх

Девушка улыбнулась и продолжала:

— Каждый год в день солнцеворота приходи на эту гору через час после восхода солнца. Жди, покуда колокол отшельнику не возвестит час молитвы. Дворец этот вновь будет являться перед тобою. Входи в него смело, ничего не страшась, и ступай через все покои до самой последней комнаты. Там я буду встречать тебя в образе какого-нибудь мерзкого чудовища. Не пугайся же и не теряй мужества! Ты должен подойти ко мне и поцеловать меня в лоб. Коли сделаешь ты это три раза в один и тот же день и в один и тот же час, то с третьим поцелуем исчезнут злые чары, и я стану твоею вместе с замком и всеми его сокровищами. Если хочешь этого, протяни мне свою руку и дай слово, что не отступишь.

Юный пастух поклялся, что никакие силы на свете не заставят его нарушить данный обет, и протянул девушке руку.

— Благодарю тебя, — молвила красавица. — Если же когда-нибудь станут одолевать тебя сомнения, вспомни свое обещание и будь стоек. Ровно через год мы увидимся вновь.

С этими словами она вернулась в волшебный замок, сияющая дверь затворилась за нею, раздался удар грома, и замок скрылся под землею. Скала вновь очутилась на своем месте, и все стало, как прежде.

Юноше все происшедшее с ним показалось странным сновидением. С той поры он не мог думать ни о чем, кроме обещания, данного им волшебной красавице. И всякий раз, когда он гонял своих овец в горы, его охватывал священный трепет при виде загадочной скалы, из которой, благодаря его дудочке, вырос хрустальный дворец.

Так прошел год. В день летнего солнцестояния отправился пастух вместе со своим стадом задолго до рассвета в указанное место. Сердце его громко билось. Он уже не знал, привиделось ли ему все это год назад во сне, или случилось наяву. Наконец на востоке поднялось из-за гор солнце, зазвонил колокол отшельника, и как только замер последний удар, перед юношей вновь засиял волшебный замок. Он помедлил всего лишь одно мгновение, затем отважно подошел к замку и хотел открыть ворота. Но они сами распахнулись перед ним, и юноша смог беспрепятственно войти во дворец. Такого великолепия, какое тотчас же окружило его, он не смог бы представить себе даже в самых дерзких мечтаниях, но он не смотрел ни направо, ни налево, а устремился через все покои прямо к самой последней комнате. Дверь ее была закрыта. Он постоял немного в нерешительности, потом собрал воедино все свое мужество и надавил дверную ручку. Перед ним предстал большой зал. Не успел он даже окинуть его взором, как с мягкого, устланного драгоценным бархатом ложа взвилась чудовищная змея и с шипением бросилась ему навстречу. Пастух пришел в такой ужас, что чуть было не потерял рассудок. Он уже хотел обратиться в бегство, но вовремя вспомнил слова девушки, храбро шагнул к змее и поцеловал ее в голову. Чувства покинули его, и он бессильно опустился наземь.

Придя в себя, юноша увидел, что лежит все на том же выступе скалы, а волшебный замок бесследно исчез. Он выпрямился, огляделся кругом и не поверил своим глазам: склоны гор были покрыты сочною зеленью, на хребтах и зубцах уже не поблескивали, как прежде, вечные снега, а скалы не были больше такими изломанными и обрывистыми. Пастух на радостях схватил свою дудочку и заиграл самые сладкие мелодии, и утренний ветерок разносил дивные звуки далеко над зелеными склонами. А когда он отложил в сторону свирель, ему почудилось, будто он слышит во вздохах ласково реющего над скалами ветерка голос девушки, благодарившей его.

Прошел еще год. Вновь наступил день солнцеворота, и все было так же, как в первый раз. Только на этот раз он нашел за дверью последней комнаты свирепого зверя, который, оскалив зубы, бросился к нему с бешеным ревом и с раскрытою пастью. Не диво, что юноша опять чуть было не поддался страху. Он вновь хотел спастись бегством, да вовремя вспомнил о данном девушке обещании. Скрепя сердце обнял он мерзкое чудовище за шею и поцеловал его в лоб.

В ту же секунду, будто по мановению волшебного жезла, исчезло страшилище, и перед юношей появился хоровод прелестнейших фей. Хрустальный дворец огласился сладкою музыкой. Пастух не мог надивиться на сказочные существа и насладиться дивными звуками, но вдруг увидел прямо перед собою прекрасную девушку. Она улыбнулась ему и ласково помахала рукою, и в этот миг он, не раздумывая, прыгнул бы в огонь и сгорел дотла, если бы только это могло ей помочь. Он протянул руки, чтобы обнять ее, но стены дворца медленно поплыли прочь, и еще через мгновение все исчезло из виду, скалы сомкнулись, и перед ним был знакомый выступ, словно ничего и не произошло

Когда пастух вновь пришел в себя, он едва не вскрикнул от изумления: обрывистых скал точно не бывало. Повсюду видны были округлые вершины и покатые склоны, зеленели деревья и цвели кустарники. Там, где еще совсем недавно овцы уныло щипали меж камней чахлую траву, сияла на солнце изумрудная зелень. Внизу, в ласкающей взор долине, журчал серебряный ручей.

Нетрудно представить себе, с какою охотою юный пастух гонял отныне своих овец на это чудное пастбище. Пока овцы паслись, он сидел на камне, играл на свирели и мечтал о прекрасной девушке.

Наконец миновал и третий год. Пастух уже был не робкий отрок, а сильный красивый юноша. Ночь перед солнцеворотом провел он на заветной скале, играя такие дивные мелодии, какие никогда еще не выходили у него прежде. Когда взошло солнце и смолк колокол отшельника, дворец вновь внезапно появился перед ним.

Но как изменился он! Из окон рвались наружу синие языки пламени, а вход охраняло омерзительное чудище. Пастух ничуть не смутился, а направился твердыми шагами прямо к зверю, и тот, рыча, уступил ему дорогу. Во всех покоях стоял невообразимый шум. Уродливые карлики прыгали вокруг него, корчили жуткие рожи и метали под ноги ему ослепительные молнии. Тут сердце пастуха все же дрогнуло, но он не отступил, а прошел все покои и решительно толкнул дверь последнего зала. Дверь отворилась — и огромный дракон, изрыгающий пламя, бросился на него с леденящим душу воем; огненные глаза его были величиною с тележные колеса. Пастух от неожиданности чуть было не лишился сознания; он в ужасе попятился, а потом и вовсе бросился вон из дворца. Вслед ему раздался громкий злорадный хохот.

В одно мгновение очутился юноша на зеленой лужайке перед дворцом. И тут земля задрожала, воздух наполнился страшным шипением и свистом, и из дворца донесся чудовищный вой. А сквозь него пастух явственно услышал стенания прекрасной девушки. Тотчас же дошел до него смысл случившегося, и он понял, что не сдержал обещания. Неописуемый страх за девушку охватил его. Одним прыжком достиг он ворот и хотел поспешить ей на помощь, но ворота были уже закрыты. Он уперся в них изо всех сил, ворота, не выдержав, распахнулись, и он вбежал во дворец. Но тут раздался мощный удар грома — и дворец скрылся под землею вместе с юношей.

Никто не знал, куда исчез молодой пастух. Через год, в праздник летнего солнцестояния, земляки нашли его мертвым на том месте, где раньше был небольшой выступ скалы. А долина до нынешней поры осталась такою же цветущей и приветливой.


Добавить комментарий