Пророк Ных

В старину жил один пророк. Звали его Ных. Жил он не очень бедно, имел сына и дочь.
Но вот однажды бог призвал пророка к себе, и Ных отправился к богу. Приходит, а бог ему и говорит:
—    На земле будет потоп. Всю землю покроет вода. Ты должен выстроить корабль и поселить на нем животных, птиц и людей, чтобы сохранить жизнь на земле. Всех зверей ты не сможешь поместить на своем корабле, а потому возьми одного самца да одну самку, скажем жеребца и кобылицу, кота и кошку, быка и корову, и так от всех тварей.
И бог сообщил пророку, когда настанет потоп.
—    Хорошо! — ответил Ных и вернулся домой. Там он сел и задумался, что ему делать. Потом пророк пошел искать плотников, чтобы они построили корабль, на котором он спасет людей, животных и птиц, когда настанет всемирный потоп.
Вот пришел пророк Ных к одному плотнику и все ему рассказал:
—    Пока всю землю не покрыла вода, построй мне из дерева такой корабль, чтобы он держался на воде как утка.
Плотник подумал, подумал и говорит:
—    Сделаю я для тебя такой корабль, но боюсь, мы в цене не сойдемся.
—    А что ты с меня возьмешь? — спросил пророк.
—    Если отдашь за меня свою дочь, сделаю для тебя корабль,— ответил мастер.
Пророк согласился на это и, ничего больше не сказав, ушел.
Шел, шел и пришел к другому плотнику. Пришел, сговорился с ним и тоже пообещал вместо платы выдать за него свою дочь.
Пошел дальше. Приходит к третьему плотнику и говорит:
—    Выстроишь мне корабль — дам все, что ты пожелаешь!
—    Выстрою, если отдашь за меня свою дочь,— ответил плотник.
Пророк и на этот раз согласился.
Приходит к четвертому плотнику, сговорился с ним и тоже пообещал ему в жены свою дочь.
Но ведь плотников четверо, а дочь у пророка одна. Если за одного выдаст, другие рассердятся. «Что делать?» — думает пророк. И решил он опять пойти к богу, рассказать, что с ним случилось.
Пришел Ных к богу и говорит ему так:
—    С плотниками я сторговался, да боюсь — в цене не сойдемся: каждый из них за то, что сделает корабль, хочет получить в жены мою дочь, но плотников четверо, а дочь у меня одна. Если одному ее отдам, другие обидятся. Вот я и пришел спросить тебя, боже: что мне теперь делать?
Бог ответил:
—    Иди, и пусть плотники начинают работу. И когда они кончат строить корабль, найдется, что им дать.
Вернулся пророк от бога и заставил всех четырех плотников взяться за работу. Лес для корабля должен был доставить им он сам. Для этого Ных повидался с одним адауы и говорит ему так:
—    Носи мне лес для корабля, а за это дам все, что тебе следует.
—    Хорошо,— согласился адауы,— только пока я буду работать, корми меня досыта. Если той еды не хватит мне — я тебя самого съем!
Не понравилось это пророку, он снова пошел к богу и говорит ему:
—    Для доставки леса я хотел сговориться с одним адауы, но он мне сказал: «Пока я буду работать, ты должен давать мне есть столько, сколько я захочу. А если вдоволь не накормишь — я и тебя съем!» Что мне с ним делать? Где взять столько пищи, чтобы прокормить адауы? — спросил пророк.
А бог ему отвечает:
—    Иди, Ных, и пусть адауы берется за дело. А когда он проголодается, ты станешь кормить его так: посади за стол, дай ему полный горшок фасоли и побольше абысты, но, перед тем как браться за еду, пусть он скажет: «Дай, боже, мне свою милость!» — и тогда он наестся.
—    Хорошо! — ответил пророк и вернулся домой.
Как только вернулся, отыскал адауы и заставил взяться за дело.
Адауы выдергивал деревья и приносил из лесу, но вскоре сказал:
—    Меня одолел голод, накорми меня!
—    Хорошо! — ответил пророк и поставил перед адауы горшок фасоли и абысту.— Прежде чем есть, скажи: «Дай, боже, мне свою милость!» — сказал пророк адауы.
Адауы подумал: «Что мне этот несчастный горшок?! Я его вмиг съем!». Но все же сказал: «Боже, дай мне свою милость!» — и начал есть. Ест, ест, а фасоль в горшке все не кончается, и абыста цела.
Поел немного адауы и говорит:
—    Кох, объелся! — и встал из-за стола.
Подошел пророк, смотрит: сколько было фасоли и абысты, столько и осталось.
Адауы же снова отправился в лес, выворачивал деревья, носил их и складывал и столько наносил, сколько надо было, чтобы выстроить корабль. После этого адауы ушел домой.
Рядом с пророком жила соседка. Она единственная из всех не забывала готовить плотникам пищу — кроме этой женщины, о них никто и не вспомнил.
Так шло время. Работа плотников приближалась к концу, и Ных снова пошел к богу:
—    Плотники кончают, что я им теперь дам? Одному отдам свою дочь, а трем остальным — кого?
Тогда бог спросил пророка:
—    Какие животные есть у тебя?
—    У меня есть одна ослица, одна собака и одна кошка — больше ничего у меня нет! — ответил пророк.
Тогда сделай так,— сказал ему бог.— Загони своих животных в сарай и запри там вместе с дочерью на одну ночь. А на другое утро откроешь дверь и увидишь четырех девушек, так похожих друг на друга, что ты сам не будешь знать, кто из них твоя дочь. Вот и выдай их замуж за плотников.
—    Хорошо, прекрасно, сделаю! — ответил пророк и вернулся домой. Дома он загнал ослицу, кошку и собаку в конюшню, позвал туда свою дочь и крепко-накрепко запер дверь.
На другое утро приходит, открывает дверь, смотрит: перед ним четыре девушки, все на одно лицо, так что пророк даже не смог отличить, кто из них его родная дочь.
Прошло немного времени, и плотники кончили свою работу. Тогда пророк Ных каждому в отдельности тайком от других назначил срок, когда он может взять невесту. Каждому он сказал:
—    Приходи в такой-то день, получишь мою дочь! — и всем четверым назначил разные сроки.
Вот настал срок первому плотнику приводить жену. Он пошел к Ныху, пророк отдал ему одну девушку, и плотник увел ее.
И так все четыре плотника приходили в назначенное время и уводили невест, не видя друг друга.
Вот стало приближаться время, когда должен был по воле бога наступить потоп. Пророк решил: «Я должен найти свою дочь с мужем!» — и стал их разыскивать, но что теперь делать, как узнать, кто его настоящая дочь?
Вот пророк собрался и пошел к тем плотникам, которым отдал девушек.
Приходит к первому. Увидел зять, что пришел Ных, воскликнул: «Мой тесть пришел!» — и устроил ему пир.
После этого пророк спросил свекра и свекровь:
— Дад, пришлась ли вам по сердцу моя дочь? Хорошо ли работает? Угождает ли вам?
—    Да, твоя дочь очень хороша,— ответили ему,— только по ночам, перед тем как лечь спать, все обойдет: и дом и чердак — ничего не оставит, и потом только ляжет.
«Хай, что это случилось с девушкой?»—удивился пророк, но потом догадался и решил: «Да, видно, это моя старая кошка!»
Пророк собрался домой, ему подарили скот, и он ушел.
После этого Ных пошел ко второму плотнику. Увидя его, зять вскричал: «Хай, смотрите, мой тесть идет!»—и устроил пир.
А пророк стал потихоньку выспрашивать у свекра со свекровью:
—    Ну как, пришлась ли вам по сердцу невестка?
—    Да, она была очень хорошей девушкой, но что с ней сделалось? Иногда скажешь что-нибудь, а она ничегошеньки не поймет! — ответили ему.
—    Что с ней такое? — удивился пророк. Но про себя подумал: «Видно, это моя старая ослица!»
После этого пророк пошел к третьему плотнику.
И там зять устроил пир, говоря: «Хай, мой тесть пришел!»
Потом, беседуя со свекром и свекровью, Ных спросил:
—    По сердцу ли вам моя дочь? Умеет угождать?
—    Хай, все хорошо, только иногда поворчит немного! — ответили пророку.
—    Что с ней случилось? — удивился пророк.— Наставляйте ее — она девочка глупая! — а сам подумал: «Наверное, это моя старая собака!»
Наконец, пророк пришел к последнему плотнику. И там встретили его с почетом по-абхазски, устроили ему пир. Опять пророк стал расспрашивать свекра со свекровью:
—    По сердцу ли вам моя дочь?
—    О да, пусть мы умрем вместо нее, разве она сделает что-нибудь, что нам не по нраву? Во всем угождает. Разве есть кто-нибудь лучше нее? — ответили пророку.
—    Да, моя дочь — хорошая, пусть я умру вместо нее. Пусть такой и останется,— сказал пророк и подумал: «Видно, это моя настоящая дочь!»
Пророк собрался домой, и ему подарили много скота. Уходя, он назначил день, когда зять с дочерью должны были прийти к нему,— тот самый день, когда будет потоп. (Пророк хотел спасти их от гибели.)
После этого он вернулся домой и стал отбирать от всех животных и птиц по самцу и самке. Затем он поместил их на корабле, разделил перегородками. Когда все было готово, пришли зять с дочерью. Пророк их тоже поместил на корабль в отдельное место и стал ждать, когда вода поднимется.
И вот в тот самый день, о котором сказал бог, начался потоп: вода поднялась и понесла корабль пророка. А все остальное скрылось под водой.
Но разве могло все время так продолжаться? Мышь, что была на корабле, прогрызла борт, и корабль дал течь. Ных заметил это, но не смог ничего сделать. Тогда змей, который был на корабле, сказал ему:
—    Я остановлю воду, если ты мне позволишь есть все, что я захочу!
«Что делать? — думает Ных.— Если скажу „нет» — корабль наполнится водой и затонет». Поэтому он сказал:
—    Хорошо!
Тогда змей подполз, заткнул дыру своим хвостом, свернувшись, лег там и так задержал воду.
Снова корабль плывет и плывет. Смотрит пророк — кругом вода и вода, и больше ничего нет. Только в одном месте над водой возвышается круглая гора. Тогда пророк Ных направил свой корабль к той горе. Плыл, плыл корабль, пока не ударился о ту гору. Корабль остановился, а тем временем вода стала убывать, испаряться и сошла со всей земли, которую затопила. Корабль Ныха остался на суше.
Когда Ных присмотрелся к месту, то узнал его. Оказывается, это была вершина Ерцаху, через которую шла дорога на пастбище Уаршва.
Пророк Ных послал орла, чтобы он разузнал, где земля прочная, а где нетвердая, но орел закричал, улетел и больше не вернулся.
Когда орел не вернулся, пророк Ных проклял его:
—    Ежегодно в июле месяце (тогда был июль) чтобы ты не мог пить и бросал пищу!
После этого Ных послал ворона:
—    Разузнай, где твердая земля!
Ворон полетел, но как увидел падаль — утонувших людей и животных, так и набросился на них с карканьем и больше не вернулся.
Тогда пророк Ных проклял его:
—    Пусть твоей пищей будет только падаль!
Наконец Ных послал голубя. Голубь полетел и стал пробовать землю — где земля мягкая, где твердая. Каждый раз он садился на землю, ноги вязли в грязи, и он с трудом их вытаскивал. И так не раз, не два — несколько раз он делал, пока с его ног не сошла кожа. Нашел голубь твердую землю, прилетел обратно на корабль и говорит Ныху:
—    Почти везде земля затвердела, но мне приходилось садиться и в болотистых местах, мои ноги вязли, я с трудом их вытаскивал и, видишь, содрал кожу!
Голубь показал пророку свои окровавленные ноги, пророк залечил их и благословил голубя такими словами:
—    Пусть ты будешь прекраснее всех птиц, пусть тебя все будут любить!
Сказал так пророк Ных и отпустил голубя. А тем временем змей выбрал жука в посредники и послал его к Ныху, сказав:
—    Мы уговорились, что пророк позволит мне есть ту пищу, которую я захочу. Скажи ему, что я хочу питаться человечьим мясом!
Все это слышала ласточка.
Вот змей и жук пришли к пророку. Ласточка тоже подсела к ним и стала слушать. Жук сказал:
—    Змей заставил меня переговорить с тобой. Змей хочет есть…— Но только жук хотел сказать «человечье мясо», как ласточка клюнула жука в рот и вырвала ему язык. Жук, не окончив слова, зажужжал «ж-ж-ж» — и с тех пор стал так жужжать.
Рассердился змей на ласточку, мотнул своим хвостом, чтоб ударить и убить ее, но попал на середину хвоста ласточки и вырвал перышко, а потом крикнул:
—    Сколько б вас ни было, я не дам вам плодиться!
Тут пророк Ных разгневался на змея и говорит ему:
—    Кроме лягушки, не есть тебе другого мяса!
Он отпустил змея, а ласточку благословил:
—    Пусть тебя все любят и уважают, пусть никто не посмеет мешать тебе выводить и растить своих детей возле жилищ,— и тоже отпустил ее.
После этого Ных вошел туда, где были его зять с дочерью. Вошел и увидел, что они осквернили друг друга. Тогда пророк, оставив свой корабль на вершине Ерцаху возле дороги на пастбище Уаршва, опустился с горы вместе с зятем и дочерью и сказал:
—    Пусть все, кто поднимется туда, где остались обломки корабля, на вершину Ерцаху, на пастбищную дорогу Уаршва, изменятся: если это старик — пусть помолодеет, если молодой — пусть постареет!
После этого пророк с зятем и дочерью пришел в одну страну, где было много солнца. Пророк оставил их там и сказал:
—    Оставайтесь здесь. Живите-поживайте. И пусть люди, рожденные от вас, будут красивы.
Сказал так пророк Ных, повернулся и ушел.
Шел, шел и пришел в один двор. Оказывается, там жила его соседка, которая готовила плотникам пищу, когда они строили корабль.
Ных воскликнул:
—    Как ты уцелела?! Разве ты не видела, какой был потоп?
Женщина ответила:
—    То-то мои коровы сорок дней подряд возвращались домой с песком на спинах. Так вот что случилось!
—    А-а, видно, бог помиловал тебя за то, что ты приносила плотникам пищу! — сказал пророк и пошел к себе домой.
Никто по соседству с ним больше не жил — все погибли, но жена и сын пророка были дома — с ними ничего не случилось.


Добавить комментарий